Под "государственною крышей"

VicRus

Administrator
Под “государственною крышей”
Опубликовано 26.03.2019 автором Viktor
Мариуполь-Севастополь
Поэма
*
Часть первая
Время уходит, как в песок
Вода, из бывшего колодца,
Вдруг исчезает, точно в срок:
Чрез как бы Вечности Пролог,
Поивший век меня с восхода
И, до захода, – как бы – Рок,
Последний проскочив порог,
Закончит рифмой Эпилога.
Пока Колодец мой с водой,
Я буду жить, припоминая,
Что до ста лет она – живая,
Поить грозилась, при любой
Опасной жизни ситуации,
А там, как высохну, за мной,
Я увлеку, по трансформации,
В тот незнакомый мир иной,
И, без подземной адаптации…

Водица – Мудрая – живая,
Пивал я жадно из ведра,
Напоминала мне – родная,
Что в ней – вся сила для меня,
Дед раскопал, остов поставил,
Накрыл заботливо, исправно,
Чистил от ила и песка…
Для внука, родником прославил,
Век завещал любить тебя…
И, я, исполнил Деду Слово,
Посмертно сохранил навек,
Купали внука с дня рождения
Т.е. – тебя – купель Отца,
Дед дал мне жизнь, как от Творца,
И завещал, – пристать опорой,
Оберегать во всём тебя…

Ой, Господи, пришёл в себя,
Я под Москвой, и, на участке,
Колодец дедовский, по вязке,
Мариупольской, стоит, любя
Построил сам, вдали Азовья,
Жил двадцать пять на Черноморье,
По-Пушкину – на Лукоморье, –
Всё по закону бытия…
Он подчиняет невдомёк,
Водой смывает между строк,
И, исчезает в лучах Солнца,
Дна Солнца луч – не достаёт, –
Свет проникает звёздной ночью,
Не нагревают блики звёзд,
А охлаждая тёмный свод,
Ласкает воду непорочно…

Помню, как в юности поил
Нашу семью, цветы и грядки,
Как по утрам, ведро налив,
Напиться из ведра любил,
И, прятался, играя в прядки,
Мне, ЗА колодцем, сохранил,
Слёзы мои, мечты из сказки…
Я оценил любовь колодца –
Секреты детства – наяву,
Обогревался ликом солнца,
ЗА – избегал ремня отцовства,
Т.е. ЗА – укрытием колодца
ЗА – первый стих, и, сочинил…
ЗА – не поэтом возомнил,
Колодцем, я, верстая строки,
Порифмовать стихи любил,
Сидя на солнце, ненароком,
С отрочества – дитя пороки,
Так постепенно растворил,
Как на базаре скоморохи…
На афоризмах, русским слогом,
Толпу Отечества учил.
С колодцем дружбу я водил,
У бабушки живя до школы,
Как с другом тихо говорил.
К нему, и, после, приходил
Уж юношей, но в новом слоге,
Он, как Мудрец меня растил
Направив по Парнас-Дороге…

Окончив школу – отслужил
В Кременчуге, свои, три года
Отдал Отечеству, в итоге,
Стал офицером, из немногих,
В ЖМИ беспроблемно поступил!
Женился, по советской моде,
И, Гражданином возомнил,
Я из себя! Всё – по Закону,
Был в Севастополь призван, Город-
Герой стал для меня – Кумир,
На все последующие годы –
Градом-Колодцем стал – родным!
Чрез четверть века – на гонимый
Верхушкой Града – партосвитой,
Системой – «Горе от ума»!
На Магадан Гулаг-Дорогой,
У пирса Марчекана, годы
На, сам себя определил…
Нет, ни как ЗЭК, по волчьей ксиве,
По собственной инициативе,
Я улетел в далёкий Мир:
Сам Магадан – стал мне Кумиром,
В нём отошёл от сов.ком силы,
Освободился от спесивой,
Сов.ком. бездарной мухоты:
Обком рулил в глуши в пол-силы,
Приветствуя почти что мнимых,
Таких как я, без суеты…
На десять лет, вдали системы
Советской явно полу-сытной,
Край Света всё во мне простил…
Сельдь и минтай, и краб-не рыбу
Здесь, на плавбазах, я ловил,
В протест бойкоту всему Миру,
И, отгружал на Материк, –
Рыбный четверг – Страну кормил,
Стихами-пряными, в брикетах,
Деликатесы в стринг-пакетах…
В посылках сыну довозил
Курьер, напоминаньем Миру,
Что Виктор, кстати, ещё жив,
Как экслибрисы Магадана…
И ждал, естественно, финала,
Когда уж выскачу из плана
Власти меня перевоспитать…
И я дождался, диссертацию,
Смог в Магадане написать,
Владивосток меня принять
По эстафете воспитания,
И, я вздохну, воспоминанием
Мой разум захлестнулся, вспять…

Севастополь – Магадан
Часть вторая
Последнее десятилетие
Второго, блин, Тысячелетия
Раскрыла мне врата назад,
На Материк, в Москву, не Знак ль,
Вернуться от сов.ком. заклания!
Невероятный принял шанс,
Как новое Страны избрание,
Но, для чего? – Возглавить рать,
Востребовав моё призвание,
С Правом на ПРАВО описать,
Десятилетие Изгнания…
Смогу ли я обрисовать,
Свой Марчеканский – Третий Тракт
Как Магаданец, пост-изгнания,
Вернувшись не из сострадания:
Политбюро, не стану лгать,
Я двадцать пять трубил за партию,
Со строгачём ушёл в скитание
До крайней точки, вашу мать,
Отправленный на поругание:
Десяток лет тащил Сознание,
Чтобы вернуться в Благодать –
По-Севастопольски обнять, –
Уже был, до того, разведен
Сын лишь тащил мои стремления,
Его в щеку поцеловать…

Сойдя по трапу в Материк,
Москву осмыслил на Горбатом,
Увидев лажу от «фанатов»,
В попытке Белый расстрелять
По планам будущих магнатов…
От либералов – Горя ждать –
Я понял: – Пятая колона,
Не даст Отечеству принять
New Конституцию Итога
Борьбы народного Генома,
Как предписала Благодать
Русов, от Изначалья Рода!
И, никогда, не допускать,
Проход рассеянных, как мора…

Один стоял, смотря на Хаос,
И, понял, что десяток лет,
Пятиколонники – вне Права,
Страну подвесили оравой,
Чтоб удушить и растерзать…
Плод иудейского обмана –
Закона вне, гражданских правил,
Всех одурманили болванов,
В аплодисментах алкаша,
Скопом смеялись над оравой…
Тимур, подставленный – слуга
Программы, блин, Синедриона
Как исполнителя конца,
Пост-демократии дурмана,
От экономики лица,
Под гримом иудеев клана!
А население, от пьяна,
На власть венчала алкаша.

Присев в кафе, официантка
Вмиг обслужила, – по Таганке
Народ бежал… Из-за стекла
New-триколор проплыл в изнанке,
Флаг обернулся, на халяву,
Мой, Красный, заменив, дотла,
На Триколор, – бежит братва,
Не понимая что – на ставку
Поставлена его Судьба…

Я выпил коньяку три рюмки,
Съел отбивную, на десерт,
Позволил, сам, дюрсо, чрез свет,
На Главпочтамт вбежал, как профи,
И Ленинград набрал. Мне брокер: –
Так, приезжай, сажу на грека –
Спеца, коль вижу с того Света –
Пост-Магаданского, легко…
Я заключил контракт на рейс
Девятимесячный, в итоге
На греков отпахал, как перст
Десяток лет, в конечном роде,
По факту, осознав Уродину,
Я продолжаю нести Крест..
В Москву вернулся, и, купил
В ней однокомнатную крышу,
С тех пор, вздохнул, ну, и зажил
Как БИЧ*, преодолевший нишу,
Скитаний по морям, всё – СВЫШЕ,
С конца Второго, в Третье вышел,
Ценз пенсионный, моряка,
Мной, к дате СМЕРТИ, не превышен,
Ряды пополнил пилигрим,
Отверженных Страной чудил,
Не нужной государству ниши

Я понял – якорь мой в стенах,
Под «государственною крышей»…
Придётся предпринять тот шаг,
Продлит который жизнь, не свыше…
(*БИЧ – бывший интеллигентный Человек!)

26.03.19, г. Москва, продолжение следует (без редакции)


Магадан – Москва
Часть третья.
.
 

Сверху