НДС и инфляция

VicRus

Administrator
«НДС раскручивает маховик инфляции и тормозит экономический рост»
14 мая 2007г.



Сергей Глазьев - известный экономист, придерживающийся левых политических взглядов. Он сторонник активного участия государства в экономике, когда-то лоббист бюджета развития, а теперь - вложения средств Стабфонда в российскую экономику. По сути, ту же экономическую политику в своем последнем послании провозгласил президент Владимир Путин. О том, что президент уже позаимствовал у левых и что еще предстоит сделать правительству в этом направлении, руководитель Национального института развития рассказал в интервью корреспонденту «Газеты» Андрею Лаврову.

Корр.: Сейчас Минфин сделал трехлетний бюджет с огромными инвестиционными расходами, тратит часть Стабфонда, а в послании Федеральному собранию Владимир Путин пообещал инвестировать еще триллион рублей. Вы довольны?

Глазьев: Действительно, многие наши предложения сегодня начали реализовываться. Многие положения нашей программы «Социальная справедливость и экономический рост» легли в основу заявленной президентом новой стратегии развития страны. Жаль только упущенного времени: мы начинали реализовывать эту стратегию еще с правительством Примакова. Если бы правительство Путина ее продолжило, у нас была бы сейчас другая страна с вдвое более высоким уровнем жизни и конкурентоспособной, диверсифицированной экономикой. Она бы шла по инновационному пути развития.

Потребовалось семь лет, чтобы научить Грефа понятиям инновационной и инвестиционной политики. С восьмилетним опозданием создается банк развития. Спустя шесть лет, после того как Греф и Кудрин ликвидировали бюджет развития, мы возвращаемся к этой идее через фонд национального благосостояния и федеральные целевые программы.

Еще полгода назад Кудрин рассуждал о том, что наша экономика не может переварить сверхприбыль от экспорта нефти, убеждая президента в необходимости замораживания многих триллионов рублей налоговых поступлений в Стабфонде и в вывозе этих денег за рубеж. Нам удалось убедить главу государства отказаться от этой безумной политики превращения России в дойную корову для стран НАТО и не бояться потратить сверхприбыль от экспорта нефти на нужды нашего собственного социально-экономического развития. В ближайшие три года 90% нефтегазовых доходов бюджета - более чем по 2 трлн. рублей в год - пойдут в дело. Теперь возникает вопрос: насколько эффективно государство распорядится этими деньгами?

Созданный в позапрошлом году Инвестиционный фонд целый год раскачивался, Греф не знал, куда направить 70 млрд. рублей выделенных ему бюджетных ассигнований. В конце концов он не нашел ничего лучшего, как пойти в кильватере олигархов, софинансируя их инвестиции в капиталоемкие объекты инфраструктуры. Под вывеской государственно-частного партнерства правительство идет в колее крупного бизнеса, помогая ему эксплуатировать наши природные богатства. А ведь роль государства - не помогать крупному бизнесу, а направлять развитие экономики по инновационному пути, стимулируя освоение перспективных, прорывных направлений НТП. Пока об этом лишь говорят - в частности, об освоении нанотехнологий. В трехлетнем проекте бюджета указанных президентом 130 млрд. рублей нет.

Корр.: Значит, деньги есть, а программы нет?

Глазьев: Правительство демонстрирует беспомощность в переводе экономики на инновационный путь. Несмотря на увеличение в будущем году ассигнований на развитие экономики на 221 млрд. рублей, а всех бюджетных расходов - более чем на триллион рублей, прогнозируемые темпы экономического роста снижаются с 6,7% прироста ВВП в прошлом году до 6,1% в будущем. Правительство начинает наконец вкладывать немалые деньги в развитие (в будущем году планируется выделение 392 млрд. рублей в формирование институтов развития и промышленных корпораций, а также 671 млрд. рублей на целевые программы), а в темпах экономического роста планирует замедление. Получается, что все эти меры по масштабному наращиванию инвестиций в развитие дадут всего 0,5% ВВП! Это значит, что в правительстве не знают, как эффективно потратить деньги. Я, как специалист в области научно-технического прогресса, убежден, что при грамотном управлении выделяемыми деньгами можно получить не 0,5%, а 5% ВВП. Правительство просто не обладает должной квалификацией, чтобы выстроить современную систему управления развитием экономики.

Правительство не только создает институты развития, но и проводит политику госхолдингизации, то есть заменяет собой частный бизнес. Нам это надо?

Сейчас правительство предлагает собрать все, что выжило после чубайсовской приватизации, в крупные промышленные объединения. Это нужно было делать 15 лет назад. Мы тогда добивались принятия закона «О финансово-промышленных группах». Сегодня большая часть нашего машиностроения, включая тяжелое машиностроение, приборостроение, станкостроение, погибла. Власть наконец спохватилась и начала собирать то, что выжило. Но опять-таки главная проблема заключается не в том, чтобы собрать заводы одной отрасли в объединенную корпорацию, а в том, как эта корпорация будет работать. Вот, например, ОАК в качестве своего приоритета объявило «Суперджет», который пока не летает. На второй план задвинуты современные, уже освоенные производством машины Ту-204 и Ил-96. Они ничем не хуже «Боингов» и «Аэробусов». Но мы в год производим вместо 100 самолетов 10, а при таком малом выпуске невозможно наладить их обслуживание. Главная проблема, которую государство давно должно было решить, - создание системы кредитования лизинга самолетов. Вместо этого начали строить новый самолет, который на две трети будет из импортных комплектующих. Собственно российскими в нем будут сборка и корпус. В итоге вместо реанимации современного авиастроения мы добровольно загоняем себя в нишу сырьевого придатка, пусть и в высокотехнологическом секторе. Если авионика и двигатели импортируются, мы теряем главные составляющие добавленной стоимости и источники генерирования экономической активности в больших секторах наукоемкой промышленности.

Корр.: Это должно делать именно государство? Бизнес ведь эффективнее - он собственник, а государство присылает чиновников, для которых это чужой бизнес.

Глазьев: Все делают люди, которые могут работать по-разному и в частных, и в государственных корпорациях. Надежды идеологов приватизации на эффективного частника в условиях отсутствия добросовестной конкуренции провалились. Об этом можно судить, например, по итогам приватизации нефтяной промышленности, витрине нашего капитализма, в которой производительность труда упала в четыре раза.

Корр.: Для перехода на инновационный путь развития нужна инициатива бизнеса. Какова ваша позиция в нынешнем споре вокруг налоговых реформ и судьбы НДС?

Глазьев: Я считаю, что НДС - рудимент политики, разрабатывавшейся в условиях галопирующей инфляции. НДС был инструментом обеспечения финансовой стабильности, когда государство не успевало индексировать акцизы, не было природной ренты из-за низких цен на нефть и газ, предприятия не показывали прибыль. Сейчас все по-другому. Мы получаем огромную природную ренту. Внедренная мною в 1992 году экспортная пошлина на вывоз сырья дает четверть доходов бюджета. А вместе с НДПИ природная рента дает почти половину всех доходов. Мы добились реализации главного требования нашей предвыборной программы по изъятию природной ренты в бюджет государства. Так давайте теперь воспользуемся этим для снижения налогов и освободим экономику от НДС. Он раскручивает маховик инфляции, угнетает экономическую активность, порождает злоупотребления и тормозит экономический рост. По сути, этот налог - своеобразный штраф за создание добавленной стоимости. При этом его начисление в будущем году ожидается в 16 трлн. рублей (46% ВВП), а вычеты из него составляют 14,8 трлн. рублей (42,5% ВВП) - целая армия бухгалтеров перелопачивает для этого половину создаваемой в стране стоимости! Имея в прошлом году профицит в 2 трлн. рублей, мы могли бы без проблем отказаться от НДС, поступления которого в федеральный бюджет в будущем году планируются в сумме 1,2 трлн. рублей - более чем в 10 раз меньше, чем начисляется!

Что касается налога с продаж, он не генерирует инфляцию по всем технологическим цепочкам, а является налогом на потребление. Он гораздо лучше администрируется и работает на местные и региональные бюджеты.

Корр.: Вы ушли из политики после развала блока «Родина». Не собираетесь возвращаться к новой предвыборной кампании?

Глазьев: Сегодня доступ в политическую сферу жестко регулируются администрацией президента. В экономике создали монополистов в энергетике, на транспорте. А в политике - монополистов в виде четырех партий. Для тех, кто вне этих партий, проход в политику возможен только через кабинеты администрации президента. Политическая деятельность потеряла смысл, потому что выбор делает не избиратель, а администрация главы государства. Она выбирает для нас меню, из которого избиратель может выбрать уже отобранных в Кремле кандидатов. В этих условиях воздействие на политику со стороны науки эффективнее, чем со стороны парламента. Наши депутатские инициативы блокируются думским большинством на 99%. Шансы есть только при прямом указании президента одобрить инициативу или же если мы договоримся с партией власти, возьмем их в соавторы или подарим им свою инициативу. И то нужно сначала, чтобы правительство согласилось. Парламентская оппозиция фактически выведена из реальной политики.

Андрей Лавров, «Газета»

14 мая 2007 г.
 

VicRus

Administrator
P.S.

Как вы думаете, господа, почему Сергей Глазьев, придерживающийся "левых" взглядов, ходит вокруг да около, говоря, с одной стороны, правильные вещи (о ренте, о НДС и т.д.), сознательно умалчивает Постулат Нобелевского лауреата Василия Васильевича Леонтьева: "Эффективность производства не зависит от формы собственности, а от Планетарно-диалектико-эвристических систем организации, управления и заработной платы!"?

Почему, г-н Глазьев не говорит о ДИАЛЕКТИКО-ЭВРИСТИЧЕСКОЙ экономике - Мировой – Планетарной, а, по умалчиванию(!), как рыба плавает в регионально-колониальной – «глобальной»? Как учёный-экономист, он не подчёркивает, что нет в Мире ни расово-этнической - капиталистической и социалистической (де-факто - еврейская - вульгарно-ростовщическая), а тем более - коммунистической! Экономика, если быть точным и честным, как Наука, в Природе - не существует, а есть некая графо-аналитическая форма представления процесса безнаказанного отторжения произведенной товарной стоимости – ТС, – этнозаумный способ выколачивания материальных средств у СРЕДЫ потребления, и, естественно, нарицательного учёта.

Почему, понимая (допускаю), что кап. и соцэкономика, базирующиеся на теософо-философском принципе "бытие определяет сознание", в сочетании рождают объективные неразрешимые политико-экономические противоречия, разрешающиеся только войной, г-н Глазьев не говорит об этом? – Не владеет?

И, последнее, почему он не говорит, что настоятельно-сохраняемый(!) историко-средневековый (в настоящее время компьюторизованный), так называемый вульгарный рынок, на теософо-философской подложке "бытие определяет сознание" - не панацея, а всего лишь - СРЕДА поглощения, которая устраивает только еврейское вульгарно-ростовщическое сознание, - СРЕДА, которая требует совершенно нового Мировоззренческого подхода и к производству, и к насыщению - Планетарного!

В наше действительно просветительское время, Все его политико-экономические рассуждения требуют обязательной диалектико-эвристической экспертизы состояния Мировой экономики в диалектической оболочке "Сознание определяет бытие!", и, к тому же - в популярной форме для экономически-необразованного государствообразующего Славяно-Русского электората Евразии, поскольку борзеющий еврейский вульгарно-колониальный рынок, в том качестве в котором он находится, тщательно сохраняется регионально-колониальными(!) системами семитизма-сионизма - С/С - "глобальным" Мировым правительством, подводит под него что угодно, только не Диалектический Постулат Василия Васильевича Леонтьева!

Виктор Русаков
https://rusvic.ru/
.
 

antonioni

Well-Known Member
Глазьев конечно пошел дальше других в своих разоблачениях но далеко не до конца! :D

По-моему - инфляция это - следствие дефицита ликвидных товаров и услуг.
 

Сверху