Запрещённая статья Ф.Энгельса!

VicRus

Administrator
https://zen.yandex.ru/id/5cab82da84805b00aef6cbb6


Эту статью Фридриха Энгельса в СССР запретили печатать​


29 ноября 2020



Эту статью Фридриха Энгельса в СССР запретили печатать




В субботу, 28 ноября 2020 года, исполнилось 200 лет со дня рождения Фридриха Энгельса – немецкого политика, философа, историка, одного из основоположников марксизма. Энгельс, который выучился на капиталиста - человека, зарабатывающего деньги за счет использования наемного труда - приложил затем немало усердия, чтобы этот капитализм уничтожить.​

В #ссср Маркса и Энгельса называли основоположниками единственно верного учения, которое правильно, потому что верно. Его произведения, как собственные, так и написанные в соавторстве с Карлом Марксом, в Советском Союзе издавали огромными тиражами. Тем удивительней, что некоторые статьи Энгельса были не рекомендованы к широкому распространению.​


Karl Marx e Friedrich Engels, primeiros chefes do proletariado internacional


Karl Marx e Friedrich Engels, primeiros chefes do proletariado internacional


В 1934 году в номере журнала “Большевик”, посвященном двадцатилетию мировой империалистической войны, было задумано опубликовать известную статью Энгельса “Внешняя политика русского царизма”. впервые опубликованную за границей в 1890 году.
Однако редакция отказалась это сделать после того, как в Политбюро ЦК ВКП(б) пришло письмо от постоянного читателя, который узнал о планах редакции.
Публикуем это письмо с сокращениями, обусловенными требованиями к материалам Дзена.

Я считал бы вполне нормальным, если бы предлагали напечатать эту статью в сборнике сочинений Энгельса или в одном из исторических журналов. Но нам предлагают напечатать ее в нашем боевом журнале, в “Большевике”, в номере, посвященном двадцатилетию мировой империалистической войны. Стало быть, считают, что статья эта может быть рассматриваема как руководящая или, во всяком случае, глубоко поучительная для наших партийных работников с точки зрения выяснения проблем империализма и империалистических войн. Но статья Энгельса, как видно из ее содержания, несмотря на ее достоинства, не обладает, к сожалению, этими качествами. Более того, она имеет ряд таких недостатков, которые, если она будет опубликована без критических замечаний, могут запутать читателя.

Большевик. № 19-20. Ноябрь 1934


Большевик. № 19-20. Ноябрь 1934
Большевик — теоретический и политический журнал ЦК ВКП(б), решение о выпуске которого было принято в конце 1923 года. После XIX съезда партии, на котором ВКП(б) была переименована в КПСС, в ноябре 1952 года переименован в теоретический и политический журнал #коммунист — орган Центрального Комитета #кпсс

Но что это за недостатки?​

1. Характеризуя завоевательную политику русского царизма и воздавая должное мерзостям этой политики, Энгельс объясняет ее не столько “потребностью” военно-феодально-купеческой верхушки России в выходах к морям, морских портах, в расширении внешней торговли и овладении стратегическими пунктами, сколько тем, что во главе внешней политики России стояла якобы всемогущая и очень талантливая шайка иностранных авантюристов, которой везло почему-то везде и во всем, которой удивительным образом удавалось преодолевать все и всякие препятствия на пути к своей авантюристической цели, которая удивительно ловко надувала всех европейских правителей и добилась, наконец, того, что сделала Россию самым могучим в военном отношении государством.

Такая трактовка вопроса в устах Энгельса может показаться более чем невероятной, но она, к сожалению, факт.​


"Это тайное общество, вербовавшееся первоначально из иностранных авантюристов, и подняло русское государство до его нынешнего могущества. С железной настойчивостью, неуклонно преследуя намеченную цепь, не останавливаясь ни перед вероломством, ни перед предательством, ни перед убийством из-за угла, ни перед низкопоклонством, не скупясь на подкупы, не опьяняясь победами, не падая духом при поражениях, шагая через миллионы солдатских трупов и по меньшей мере через один царский труп, эта шайка, настолько же бессовестная, насколько и талантливая, сделала больше, чем все русские армии, для того, чтобы расширить границы России от Днепра и Двины за Вислу, к Пруту, Дунаю, к Черному морю, от Дона и Волги за Кавказ, к истокам Аму-Дарьи и Сыр-Дарьи. Это она сделала Россию великой, могущественной, внушающей страх, и открыла ей путь к мировому господству”.

Можно подумать, что в истории России, в ее внешней истории, дипломатия составляла все, а цари, феодалы, купцы и другие социальные группы – ничего, или почти ничего.
Можно подумать, что если бы во главе внешней политики России стояли не иностранные авантюристы, вроде Нессельроде или Гирса, а русские авантюристы, вроде Горчакова и других, то внешняя политика России пошла бы другим путем.
Я уже не говорю о том, что завоевательная политика со всеми ее мерзостями и грязью вовсе не составляла монополию русских царей. Всякому известно, что завоевательная политика была также присуща – не в меньшей, если не в большей степени – королям и дипломатам всех стран Европы, в том числе такому императору буржуазной формации, как Наполеон, который, несмотря на свое нецарское происхождение, с успехом практиковал в своей внешней политике и интриги, и обман, и вероломство, и лесть, и зверства, и подкупы, и убийства, и поджоги.

...
 

VicRus

Administrator
...


Эту статью Фридриха Энгельса в СССР запретили печатать




2. Характеризуя положение в Европе и вскрывая причины и перспективы надвигающейся мировой войны, Энгельс пишет:
“Современное положение Европы определяется тремя фактами: 1) аннексией Эльзаса и Лотарингии Германией, 2) стремлением царской России к Константинополю, 3) борьбой между пролетариатом и буржуазией, все жарче разгорающейся во всех странах, – борьбой, термометром которой служит повсеместный подъем социалистического движения”.
...
“Вся эта опасность мировой войны исчезнет в тот день, когда дела в России примут такой оборот, что русский народ сможет поставить крест над традиционной завоевательной политикой своих царей и вместо фантазий о мировом господстве заняться своими собственными жизненными интересами внутри страны, интересами, которым угрожает крайняя опасность”.

Нельзя не заметить, что в этой характеристике положения Европы и перечне причин, ведущих к мировой войне, упущен один важный момент, сыгравший потом решающую роль, а именно – момент империалистической борьбы за колонии, за рынки сбыта, за источники сырья, имевший уже тогда серьезнейшее значение, упущены роль Англии как фактора грядущей мировой войны, момент противоречий между Германией и Англией, противоречий, имевших уже тогда серьезное значение и сыгравших потом почти определяющую роль в деле возникновения и развития мировой войны.

Из этого недостатка вытекают остальные недостатки, из коих не мешало бы отметить следующее:
  • Переоценку роли стремления России к Константинополю в деле назревания мировой войны. Это, конечно, преувеличение.
  • Переоценку роли буржуазной революции в России, роли “русского Национального собрания” (буржуазный парламент) в деле предотвращения надвигающейся мировой войны. Новый, буржуазный строй в России с его “Национальным собранием” не мог бы предотвратить войну хотя бы потому, что главные пружины войны лежали в плоскости империалистической борьбы между основными империалистическими державами. Дело в том, что со времени Крымского поражения России (пятидесятые годы прошлого столетия) самостоятельная роль царизма в области внешней политики Европы стала значительно падать, а к моменту перед мировой империалистической войной царская Россия играла в сущности роль вспомогательного резерва для главных держав Европы.
  • Переоценку роли царской власти как “последней твердыни общеевропейской реакции” . Что царская власть в России была могучей твердыней общеевропейской (а также азиатской) реакции – в этом не может быть сомнения. Но чтобы она была последней твердыней этой реакции – в этом позволительно сомневаться.


Антироссийский плакат начала ХХ века


Антироссийский плакат начала ХХ века

Характерно, что в своих письмах на имя Бебеля, писанных в 1891 году (через год после опубликования статьи Энгельса), где трактуется о перспективах надвигающейся войны, Энгельс прямо говорит, что “победа Германии есть, стало быть, победа революции”, что “если Россия начнет войну, – вперед на русских и их союзников, кто бы они ни были!”.​


Понятно, что при таком ходе мыслей не остается места для революционного пораженчества, для ленинской политики превращения империалистической войны в войну гражданскую.

Стоит ли после всего сказанного печатать статью Энгельса в нашем боевом органе, в “Большевике”, как статью руководящую или, во всяком случае, глубоко поучительную, ибо ясно, что напечатать ее в “Большевике” – значит дать ей молчаливо такую именно рекомендацию?

Я думаю, не стоит.

 

Сверху