Ересь жидовствующих...

VicRus

Administrator

Русская Семёрка




Что стало с жидовствующими на Руси​


2 декабря

«Ересь жидовствующих», – религиозно-политическое движение, существовавшее на Руси в конце XV века, до сих пор таит массу загадок. В истории нашего государства ему суждено было стать знаковым явлением.
Истоки

Что стало с жидовствующими на Руси



Оппозиционные движения на Руси появлялись давно. В конце XIV века в Пскове и Новгороде, – центрах вольнодумства, возникло течение «стригольников», которое выражало протест против церковного мздоимства и стяжательства. Псковские дьяконы Никита и Карп ставили под сомнение таинства, проводимые официальными служителями культа: «недостойни суть пресвитери, по мзде поставляеми; недостойно от них причащатися, ни каятися, ни крещения от них приемати».
Так сложилось, что именно Православная Церковь, определяющая образ жизни на Руси, стала яблоком раздора для различных мировоззренческих систем. Через столетие после деятельности стригольников в полный голос о себе заявляют последователи Нила Сорского, известного своими идеями о «нестяжательстве». Они выступали за отказ Церкви от накопленных богатств и призывали священнослужителей вести более скромную и праведную жизнь.
На этой благодатной почве в 1470-х годах сначала в Новгороде, а затем в Москве возникла «ересь жидовствующих», – явление, названное так Православной Церковью за расшатывание устоев христианской веры и связи с иудаизмом. Зачинателем движения признали киевского еврея Схарию, который и завез ложное учение в Новгород. Впрочем, борьба между Церковью и «сектантами» имела не только религиозную подоплеку, но и весьма отчетливую политическую канву.
Хула на Церковь
Все началось с того, что призванный на архиепископское служение в Новгороде игумен Геннадий Гонзов, называемый современниками «кровожадным устрашителем преступников против церкви», вдруг обнаружил в пастве брожение умов. Многие священники перестали причащаться, а другие и вовсе бранными словами оскверняли иконы. Также были замечены увлекающиеся иудейскими обрядами и каббалой.

Что стало с жидовствующими на Руси


Более того, местный игумен Захария обвинил архиепископа в том, что поставлен он был на должность за взятку. Гонзов решил наказать строптивого игумена и отравил его в ссылку. Однако в дело вмешался Великий князь Иван III и защитил Захарию.
Архиепископ Геннадий, встревоженный еретическим разгулом, обратился за поддержкой к иерархам Русской Церкви, но реальной помощи так и не получил. Тут свою роль сыграл Иван III, который по политическим соображениям явно не желал терять связей с новгородской и московской знатью, многие из которой были причислены к «сектантам».
Однако у архиепископа появился сильный союзник в лице Иосифа Санина (Волоцкого) – религиозного деятеля, отстаивавшего позиции усиления церковной власти. Он не побоялся обвинять самого Ивана III, допуская возможность неповиновения «неправедному государю», ибо «таковый царь не Божий слуга, но диавол, и не царь есть, но мучитель».
Оппозиционер
Одну из важнейших ролей в оппозиции к Церкви и движении «жидовствующих» сыграл думный дьяк и дипломат Федор Курицын, – «начальник еретиков», как его называл архиепископ Новгородский.

Что стало с жидовствующими на Руси


Именно Курицына церковники обвиняли в насаждении еретического учения среди москвичей, которое он якобы привез из-за границы. В частности ему приписывали критику Святых Отцов и отрицание монашества. Но дипломат не ограничивался пропагандой антиклерикальных идей.
Близкая в своих взглядах западному рационализму партия Курицына отстаивала позиции укрепления светской власти и ослабления прав церковного землевладения. Внешняя политика дипломата была ориентирована на регионы далекие от влияния католицизма – Юго-Восточную Европу, Крымское ханство и Оттоманскую империю. В этом проявлялись резкие противоречия с группой сторонников супруги Ивана III Софьи Палеолог, которая ревностно отстаивала интересы христианской веры и Православной Церкви, опираясь на поддержку католических стран.
Ересь или заговор?
Но был еще один человек вокруг которого собирались еретики и вольнодумцы – невестка Ивана III и мать престолонаследника Дмитрия княгиня тверская Елена Волошанка. Она имела влияние на государя и свое преимущество, по мнению историков, старалась использовать в политических целях.

Что стало с жидовствующими на Руси


Ей это удалось, хотя победа была не долгой. В 1497 году Курицын печатью скрепил грамоту Ивана III на великокняжение Дмитрия. Интересно, что на этой печати впервые появляется двуглавый орел – будущий герб Русского государства.
Коронация Дмитрия как соправителя Ивана III прошла 4 февраля 1498 года. На нее не были приглашены Софья Палеолог и ее сын Василий. Незадолго до назначенного события государь раскрыл заговор, в котором его супруга пыталась сорвать законное престолонаследие. Часть заговорщиков была казнена, а Софья и Василий оказались в опале. Впрочем, историки утверждают, что некоторые обвинения, в том числе в попытке отравить Дмитрия, были надуманы.
Но придворные интриги между Софьей Палеолог и Еленой Волошанкой на этом не закончились. На политическую арену, не без участия Софьи, снова вступают Геннадий Гонзов и Иосиф Волоцкий, которые принуждают Ивана III заняться делом «жидовствующих еретиков». В 1503 и 1504 годах созываются Соборы против ереси, на которых решается судьба партии Курицына.
Русская инквизиция
Архиепископ Геннадий был ревностным сторонником методов испанского инквизитора Торквемады, в пылу полемики он убеждал митрополита Зосиму адаптировать строгие меры в условиях православной ереси.
Однако митрополит, подозреваемый историками в симпатиях к еретикам, ход этому процессу не дал.
Принципы «карающего меча Церкви» не менее последовательно проводил и Иосиф Волоцкий. В своих литературных сочинениях он неоднократно призывал «казнем лютым предавати» инакомыслящих, потому что руками палачей карает сам «святой дух». Под его обвинения попадали даже «не свидетельствовавшие» против еретиков.

Что стало с жидовствующими на Руси


В 1502 году борьба Церкви против «жидовствующих» наконец нашла отклик у нового митрополита Симона и Ивана III. Последний после длительного колебания лишает Дмитрия великокняжеского сана и вместе с матерью отправляет в тюрьму. Софья добивается своего – соправителем государя становится Василий.
Соборы 1503 и 1504 годов усилием воинствующих защитников Православия превращаются в настоящие процессы. Однако если первый Собор ограничивается лишь дисциплинарными мерами, то второй приводит в действие карающий маховик системы. Ересь, подрывающая не только авторитет Церкви, но и устои государственности должна быть искоренена.
По решению Собора главных еретиков — Ивана Максимова, Михаила Коноплева, Ивана Волка сжигают в Москве, а Некраса Рукавова казнят в Новгороде, предварительно отрезав ему язык. Духовные инквизиторы также настояли на сожжении юрьевского архимандрита Кассиана, а вот судьба Федора Курицына доподлинно нам не известна.
Итоги
Историки неоднозначно оценивают явление «ереси жидовствующих». Документов, излагающих учение еретиков или обвиняющих их в антигосударственных действиях, так и не обнаружено. А признания данные ими под пытками ставятся под сомнение.
Так, Олег Стародубцев, доцент Сретенской Духовной семинарии пишет, что политические и религиозные воззрения еретиков до сих пор во многом неясны, нельзя определить и преследуемые ими цели.
Советская историография в «ереси жидовствующих» видит в первую очередь антифеодальную направленность и оценивает ее характер скорее как реформационно-гумманистический. Митрополит Макарий называет это движение «чистейшим иудаизмом», но для богослова Григория Флоровского это не более чем вольнодумство. Взгляды исследователей расходятся, но сущность этого движения как первой серьезной оппозиции в России останется неизменной.
 

VicRus

Administrator
Памяти Валентина Гафта!

(экспромт, без редакции)

*

Признаюсь, – не люблю евреев,
Ни женщин, ни, пардон, мужчин
Из Ашкинази, иль Сефардов!
Не исключая христо-правных,
Этно-семейного анклава
Семитов-АР, АРА-глубин
Из иудео-православных…

А потому, что soviet-Гафты
Ведут, как новые графья,
А не как титульные ГРАФЫ…

Сословие – ушло! А место,
Как знаем, пусто не бывает,
Его немедля занимают
Из клана новых лицедеев –
Не Графы, а пардон, графья…
Таков Закон из Бытия
Кто распиарился – тот Графтом,
Стал не семьи известных Крафтов,
Ну, это я, так, для Быка
Под Новый год, не дилетантом!

*

Уходят в мир иной Сограждане
Страны моей Советской, разные:
При званиях и должностях,
При Звёздах, дачах, Уважаемые
Миллиардеры, став бомжами,
Оповещённые в «Вестях»,
Как просвещённые в церквях,
Друзья, коллеги и партнёры
По фильмам и спектаклям тоже,
Процессию возглавят рожи
С Аплодисментами – не гоже,
Сидевшие до смерти в ложах:
В буфетах пропивавших гроши,
Гроб унесут в последний путь,
Сопроводят, коли причастные,
Маэстро – после, помянут…

*

Примером – безусловно – Гафт,
Не молодой, времён советских,
Уж в возрасте – за пятьдесят
Становится героем светским,
Как ЛИЦЕДЕЙ, подмостков – брат
Когорты, если честно, мерзкой…

Набравший опыта еврей,
Писал по театрам эпиграммы
На близких и своих друзей,
Сыграв немерено ролей;
Гусара принимали дамы,
Шампанское по ресторанам,
Лилось по-русски, в параллель –
По номерам, soviet-борделей…

Подмостки он легко менял,
Равно как и милейших женщин.
Стихи не многим посвящал,
По эпиграммам слыл мудрейшим!

Союз объездил, перебрал,
Себя в ролях известных театров,
Союз, РФ – не променял,
Где Власть в традиции к поэтам,
Благоволила как эстетам,
В экранах иногда мелькал…
Под Остроумной барельефом,
Благополучием блистал
Он сединой, над раритетом
Природы русской КРАСОТЫ,
Как эталон авторитетов
Всегда был прав, насчёт руки
Когда, её он предлагал,
Как перспективного портрета…

Как жаль! Уходит в мир, Талант,
Иной, годами иссушённый
В полном рассудке, умудренный
Житейским опытом, в ком театр,
Был объективно-лицемерным,
В СРЕДЕ, до смерти изумленным,
Одной строкой, в последний раз
Сошёл со сцены, прямо в Ад
Предполагая: в Рай – не смеет
Ступить юродивым Поэт,
Условно выглядя богемным,
Он ЛИЦЕДЕЙ – служил до смерти
Отечеству Русии! – Гафт.
Как обрусевший, до костей,
Не мог иначе изъясняться
На РУССКОМ языке, сражаться,
С еврейской властью, – где-то так,
Простите, не могу иначе…

Без Остроумовой бедра,
Граф, думаю, не состоялся!
Еврей беспроигрышно попался
Как воробей, Честь и Хвала,
Ольге, в Законе бытия, –
В гнезде Царицы наслаждался…
До самой смерти окрылялся
Мозгами РУСки, – распрощался
С Великой Женщиной РУСи:
К груди пригрела иудея,
С ним по-семейному старела,
И, по Закону, провела
В последний путь, уже, Емелю!

По больше бы Руси евреев,
Таких как Гафт! – Vivat, и, Ольге!
Наступит Новый год – Быка!
Уже подходит – на пороге…
Помянем Русью иудея
Перед РФ Царицей млел он,
Знать – Возвеличит, свысока!

Сказав вослед: – Пока-пока! –
До встречи, в ложе иль партере,
На Небесах, без иудеев
И русских, – нас сведёт рука,
Всевышнего, если поверим…

*

15.12.20
г.Москва,
На бреге реченьки «Десна»
(экспромт, без редакции)
Извините, – спешил успеть!
VicRus
 

VicRus

Administrator

Кириллица




От кого опричники очищали Русь​


30 ноября


От кого опричники очищали Русь




Зимой 1565 года страну накрыла семилетняя «тьма кромешная» – опричнина. О ее причинах, ходе и последствиях спорят уже не одно столетие. Явление опричнины уже стало мифом, живущим параллельно с исторической правдой.

Тысяча лучших слуг​

Известно, что в 1550 году Иван Грозный раздал подмосковные поместья тысяче «лучших слуг», среди которых оказались и худородные дворяне, и родовитые князья. От новых подмосковных помещиков требовалось немного: всегда быть «под рукой» и в нужный момент исполнить поручение государя. Именно такие люди пригодятся Ивану Грозному, когда он решит ввести опричнину: надежные, проверенные, готовые отдать «долг».
Правда, результаты реформы «тысячи лучших слуг» оказались эффективнее, нежели опричнина, - в октябре 1552 года была наконец-то взята Казань. После неудач – сожжения Москвы, и потери всего, что было завоевано в ходе успешного этапа Ливонской войны, в 1572 году опричнина была отменена.
Чем руководствовался Иван Грозный, когда принимал решение о введении опричнины?
Широко известно мнение о его желании отомстить, а также о «сумасшествии» царя. Несмотря на то, что вопрос о невменяемости Грозного до сих пор не решен однозначно, следует ли без колебаний признавать, что им руководили только помешательство и желание отомстить?
Возможно, он желал утвердить свой новый титул и церемонию венчания на царство, которая была проведена в 1547 году и признавалась далеко не всеми? А может царь стремился победить детские страхи? Или хотел создать новую опору для себя – дворянство, которое к тому же перестало бы заявлять претензии на престол, сосредоточенный в итоге в руках одной династии? Вопрос остается открытым.

Вдовья доля​

Интересно, что термином «опришнина» в юридических документах эпохи Грозного именовалась «вдовья доля» - та часть имущества, которую получала женщина, потерявшая супруга. Таким образом, используя термин в новом значении, Грозный в очередной раз занимался уничижением, сравнивая себя с осиротевшей вдовой.
Так уже случалось не раз: например, в начале своего послания в Кирилло-Белозерский монастырь он именует себя не иначе как «грешный» или «пес смердящий». Государь вообще обладал своеобразным чувством юмора и любил «поиграть» со словами и терминами. Например, во время казни некоего Овцына он мог рядом с приговоренным повесить овцу.
Ошибочно определять опричнину исключительно как формирование специальных карательных отрядов. «Чёрные мстители» действительно исполняли повеление государя: нещадно истребляли изменников. Сам Иван Грозный говорил, что всегда боролся с изменниками, и не важно, в чьем лице: боярина, дворянина или обычного повара.
Когда бояре и духовенство приехало к Ивану Грозному в Александровскую слободу с просьбами вернуться, государь объявил о своем желании: разделить земли на земщину и опричнину.
В первых - дозволялось править боярам, себе же царь оставлял опричнину, в которой только он мог решать, как править, кого казнить, а кого миловать. Грозный желал освободиться от сложившейся системы управления и мешавших ему феодальных связей.
В опричнину вошли лучшие земли и более 20 крупных городов, в том числе Москва, Вязьма, Суздаль, Вологда и Великий Устюг. Таким образом, была сформирована система, которая положила начало истинного самодержавия на Руси. В последующей истории снова и снова самодержцы прибегали к «опричным методам управления».

Метла и пёсья голова​

Опричниками становились люди проверенные, доказавшие свою верность, зачастую очень неглупые. К концу опричнины общий корпус войска достигал по разным оценкам 7 тысяч человек. С легкой руки любившего каламбуры князя Курбского опричников иногда называли кромешниками - от слова «опричь» в значении «кроме», «особенный». Они действительно были «особенными» – обладали практически неограниченной властью и решительным характером.
В черных кафтанах, на вороных конях, украшенных черной сбруей – вид у царских «слуг» был устрашающим. Неизменным атрибутом опричников были метла и песья голова, которыми «декорировалось» седло.
Символы давали понять, что любой государев изменник будет по-собачьи «выгрызен» и «выметен» поганой метлой. Впрочем, собачьи головы могли напоминать и об ужасной казни, к которой нередко прибегали: осужденного зашивали в медвежью шкуру и травили собаками.
Во время репрессий в одном только Новгороде было уничтожено по разным оценкам от 3 до 10 тысяч человек. Если учесть, что население города составляло в то время 30 тысяч человек, был убит как минимум каждый десятый.
После жестокой расправы с главой Боярской думы Иваном Федоровым, царь лично ездил с опричниками и уничтожал имущество изменника. Сегодня это связывают не столько с кровожадностью государя, сколько с его особым отношением к так называемому «нечистому имуществу», которое было неугодно Богу и не могло быть принято, например, монастырем.
Видимо, предчувствуя скорую расправу Федоров отписал часть земель Кирилло-Белозерскому монастырю, часть – в московскую обитель. Интересно, что Иван Грозный «подтвердил» дар, при этом, правда, вторую часть забрал себе в казну.
Действия опричников поражали, но не столько своей кровожадностью, к которой по большому счету русский народ был привычен, а масштабностью и зачастую бессмысленностью. Конечно, казни и грабежи были. Могли убить не только изменника, но и членов его семьи и прислугу, однако, массово истреблять крестьян ни один здравомыслящий опричник не стал бы. Дело в том, что во времена Ивана Грозного ощущался острый дефицит рабочих рук.
Возможно, потому-то и был русский суд «самым гуманным» в мире: за «мелкие» нарушения чаще следовало позорящее наказание, например, публичная порка. Кому же будет нужен работник, которому отрубили руку? Подобным образом обстояло дело и с опричниной. Вотчины, которые получали государевы слуги, были ценны не землей, а дворами с крестьянами.
У многих земли было предостаточно, только вот работать на ней было практически некому. Поэтому опричники старались не упустить возможности «поживиться» рабочей силой: иногда уговорами, иногда насильно вывозили крестьян изменника в свою вотчину. Слишком практичные даже заставляли мужиков разбирать избы и перевозить их на новое место жительства.
 

Сверху