...но, гены - поправят!

VicRus

Administrator
#1
Сергей Сокуров-Величко.
Антропологи могут ошибаться, но гены поправят. Ч.I
Автор Редсовет
09.01.2011 г.
(Малое эссе)
Я не чувствовал бы себя менее полноценным, если бы русские и впрямь оказались по генетической карте ближе к татарам, чем к датчанам. «Что выросло - то выросло». Просто не надо врать про «полу-татар - полу- чухонцев», поскольку это враньё от первого до последнего слова.

Неизвестный автор

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ, ХУДОЖЕСТВЕННАЯ

Введение в тему



Моё обращение к теме внутреннего родства восточных славян, которые уже к XIII в. от Р.Х. осознали себя единым Русским Миром, вызвано нервозным оживлением современных последователей Франтишека Духинского. Стоп! Надо назвать их как-то покороче. Имя этого «гуру» оказывается как нельзя кстати.
Итак, назову францюватi пани. И звучно, и точно: на австроукраинском сленге францюватий - значит, тронутый умом. Соглашусь, звучит обидно, зато верно. Разве можно, будучи психически здоровым, «стверджувати», что украинцы и поляки - это одно, вроде близнецов Качиньских, не разлей вода, племя, а русские (великороссы) отличаются от них даже расовыми признаками, свойственными то ли тюркам, то ли угро-финнам, а скорее тем и другим сразу. Что туземцы «заокских болот», которые заслуживают презренную кличку москали, с трудом «навчились балакати на слов'янськiй мовi», преступно(!) овладев буквально всей литературой киевского периода - от былин до «Слова о полку Игореве». Так что обворованные до последней нитки (то бишь, строки) потомки полян вынуждены были после четырёхвекового творческого отпуска заниматься сочинительством с нуля, «Думами про козака Голоту». Заодно вороватые северные соседи утащили к себе само святое имя Русь, как последнюю свитку Батька мiст руських (точнее, Мати городомъ русьскым, ибо ляшское слово «miasto» не сразу заменило на польской Украине древнерусское «город»). Словом, пришлось южным зевакам прикрывать срам фиговым листом с «незалежного» огорода (не оттуда ли Украина?).
Странное занятие - воровать имена, у отдельных людей, у народов. Представил ситуацию: подхожу к незнакомцу, прошу представиться. «Та я ж Степан, чи не бачиш!» - «Вижу. Только Стэпаном теперь буду я». - «Ой лихо! Рятуйте, грабують!». Но я уже скрылся за Москвой-рекой с новым именем, не найти - заменил в нём «э» на «е». А что слышно о таком мародёрстве в европах? Оказывается, название Франция растащили по всей Галлии из владений франков, что в долине Сены, не чистые, видать, на руку всякие там нормандцы, бургунды, провансальцы, прочие «не франки» - вылитые финны, судя по поведению. Ещё случай массового воровства: греки империи, с центром в Константинополе, нагло «перекрестились» в ромеев, сиречь, римлян, 1000 лет жили ворованным. Так что мы, «незаконно назвавшиеся» русскими, в мире не одиноки. Уже легче! Но что знаменательно: жители французского департамента Иль-де-Франс, например, не предъявляют обвинений другим французам в воровстве. Видимо, здесь надо искать причину в уникальной ментальности жалобщиков. Или мы стали свидетелями редчайшего коллективного заболевания, типа мании преследования. Оно поразило часть русского общества, которая пожелала непременно отделиться от остальной массы сородичей, оборвать все связи, забыть общее прошлое, чтобы утешаться самостийными сказками.
Одной из таких сказок я намерен противопоставить выводы антропологов и генетиков. Только погодите малость.


Светило «турановедения»

Вернусь к духовному наставнику нынешних францюватих панiв. Напомню, Ф. Духинский, хотя и был наполовину малороссом, вырос на правобережье Днепра убеждённым польским патриотом. Учась в Киевском университете, заматерел в страстном желании, сродни похоти, посвятить жизнь восстановлению независимой Польши «от можа до можа», то есть от берегов Балтики до Таврии, с возвращением Варшаве всех земель Южной и Западной Руси, не меньше.
Такой возможностью вдохновился в период Крымской войны: Запад поможет! Подданный Николая I поступил волонтёром в английский экспедиционный корпус, чтобы своими руками уменьшить поголовье вражьих москалей. Из этой затеи ничего не вышло. Россия, формально проиграв войну, не уступила победителям ни пяти своей земли. Неудачливый печальник Великой Польши посчитал за благо скрыться от «всевидящего глаза» родины, но не «за стеной Кавказа», а за Рейном. Избрав оружием мести перо историка, принялся доказывать принадлежность «лжерусских» московитов к неким «туранским народам» уральского происхождения (оттуда якобы национальное название - москаль - по племени каких-то масыков или мокселей). Европа радостно взволновалась: появилось «законное основание» для вытеснения «не в меру» усиливающуюся Россию за Урал.
Особенную активность в распространении экзотической теории проявляли французы, на досаду которым разрушенный ими и союзниками, покинутый жителями Севастополь не стал реваншем за падение Парижа перед русскими в 1814 году. Но французский же историк Б. де Куртене первым заговорил о научной несостоятельности Духинского, назвав его этнографические изыскания приёмами ангажированного политика. Вскоре учёный мир, насытившись баснями беглого поляка, стал забывать о нём. Однако в международных заинтересованных кругах его теорию взяли на заметку, а для польских националистов и ополяченных до неузнаваемости части малороссов его откровения по-прежнему оставались свежими и востребованными.


Не мытьём, так катаньем

Те времена были для Польши не лучшими. Большая её часть оказалась под властью векового исторического конкурента, России. Москали (какое унижение!) лишили шляхту, самую гоноровую в мире, надёжного и обильного источника доходов - «русского быдла» в лице малороссов, отчего самоощущение панства было очень и очень скверным. Вернуть этот источник прямым столкновением с Россией, даже с помощью много обещавшей, но ничего не предпринимавшей Европы, было нереально. Оставалось уповать на распад колосса в результате его крупного военного поражения от третьих сил, катастрофических событий внутри страны, также успешной деятельности революционеров и сепаратистов.
Последние всегда водятся в державах многонациональных. Сепаратисты не только ждут своего часа - ослабления по тем или иным причинам общего государства. Они его приближают подрывной работой, тайной и открытой, в арсенале которой бесценно такое средство, как «учение», способное произвести впечатление если не массы, то на их верхний пассионарный слой. Когда государство погружается в состоянии слабости, не способно удовлетворительно решать жизненные проблемы, которые всё накапливаются, перед недовольными моментально выскакивает сепаратист. Не обязательно в инородческих по отношению к метрополии областях. Сепаратизм может быть и краевой, и в коренных, что ни есть, частях страны, где можно эксплуатировать на пользу «отдельности» какую-нибудь местную особенность, например, диалект государственного языка или ироническое отношение босоногих к лапотникам.
На российском имперском поле имел преимущество тот сепаратист, который обращал взоры внимающей ему толпы на чужеродную якобы причину всех её бед, на засилье безразличных к их нуждам иноземцев во власти. Он обещал земной рай местного масштаба, если земляки возведут узконациональный забор и доверятся «своему» вожаку (батьке, отаману, баши, батоно...), непременно из «коренных». Правда, в Малороссии с выбором «свой-чужой» было не просто. Из Петербурга управляли страной, в том числе всеми украинами, православные чиновники, единоверцы, что было главным для ощущения родства. Властные лица всех уровней отдавали распоряжения на понятном в самом глухом хуторе русском языке; они без переводчика понимали жалобщика или просителя, если те обращались к ним на малороссийском наречии той или иной области. В школах русского юга изучали общий литературный язык, над которым плодотворно потрудились малороссы, и общую историю, ибо отдельных серьёзных историй просто не существовало в природе. Её победные и трагические страницы писались кровью и потом сообща, всем мiромъ.


Сладкая приманка

В таких, неблагоприятных для себя, условиях упорному сепаратисту оставалось сделать отчаянную ставку на «вчення» о коренной, изначальной, ну, просто неисправимой и непростительной «окремостi» москалiв вiд справжнiх руських людей, тобто украÏнцiв(?!). Осознав дикую природу москалей, украинцы ужаснутся, с какой же недостойной силой они сотрудничали плодотворно и на совесть долгие века. Как вообще могли, не испытывая брезгливости, находиться рядом с людьми второго... нет, третьего сорта, с презренными азиатами! Инстинктивно сдвинутся в сторону и вспомнят своё арийское, чисто славянское, славное прошлое. Подобные учения, задуманные под конечную цель, имеют тем большей успех, чем дальше они от реальности. Их потребители - с одной стороны, просвещённые особи, которые, стремясь к этой цели, нуждаются в возбуждающих средствах; с другой - тёмная масса, живущая мифами. Интерес к ним возрастает со степенью невероятности излагаемых событий и фантастичностью действующих лиц.
Подходящим материалом оказалась «теория» пана Франтишека. По сути, это набор взглядов, «подкреплённых» ссылками на сомнительные околонаучные факты. Ни малейших братских чувств сей трубадур Речи Посполитой не питал к своим малороссийским сородичам по части фамильных корней. Они были в восприятии убеждённого поляка потерянными Варшавой туземцами Польской Украины. Быдло - всюду быдло, но то, что «по праву» принадлежит полякам, должно мычать на польский лад. Ради этой цели можно временно поступиться принципами - допустить прямое родство высокородной нации поляков, с потомками вечных холопов-полян. Глядишь, клюнут на сладкую приманку. Разве не польстит хуторянскому самолюбию приобщение к «аристократии славянства», коей мнили себя единокровцы легендарного Леха. А приобщённых легко будет двинуть на москальскую орду - «за нашу и вашу свободу». Одна беда: в малороссийских губерниях слишком мало для сколь-нибудь заметного «руха» нашлось тех, кто благодарно внимал соблазнительным речам.


Солидный заказчик и его низкородные данники

К удаче пана Франтишека и единомышленников, неожиданно объявился солидный заказчик на разработку темы, Вена. Это вам не провинциальное miasto Варшава! Габсбурги, в результате разделов Польши, владели в XIX веке частью бывших земель польской короны. Сюда входила Галиция - фантомная тень Червеной Руси, «киевского обломка», потерявшего независимость в пятисотлетней давности, когда сильный Краков под короной Пястов уже не церемонился с соседями. Автохтонами австрийской провинции, лукаво названной «королевством» Галиции и Лодомерии, были русины (самоназв. русыны), но занимали они преимущественно сёла и простонародные пригороды. Города давно захватили поляки и евреи, дав место и деловому интернационалу. Типичная картина: в 1930 году в 300-тысячном Львове насчитывалось, по признаку вероисповедания, менее 35 тысяч горожан коренной нации, в той или иной степени ополяченных и окатоличенных; «класс» русинской интеллигенции, не забывающий родства, составлял менее 1% соплеменников.
Церковь изначально православных русинов ещё в 1596 году была подчинена Брестской унией Ватикану. Тем не менее, три последующих века новообращённые греко-католики (или униаты) ощущали себя приверженцами церкви пращуров. Притом, не только простые прихожане, но и значительная часть священников. Ибо обряды менялись столь медленно, что одно поколение не успевало заметить изменений. Католицизм во всём всегда был «ползучим». Большинство верующих просто не задумывалось над тем, где находится главный иерарх, в реальном Риме или сказочном уже Константинополе. Во всяком случае, прихожанин униатского храма не ощущал себя по признаку веры врагом православной церкви. А таких оставалось немало, благодаря позиции и прихожан и, нередко, священников, внутренне не принявших Унию.
Задавленное убожеством (по П.Кулишу) русинское простонародье, также известная часть их просвещённых соплеменников смутно помнили о былом единстве Руси и стихийно тянулись к русскому материку. Заманчивость огромного русского мира была для них в том, что населяющее его православное большинство, и низшие сословия, и духовенство, и знать, и носитель высшей власти, государь, общалось между собой на одном (понятном русинам) языке, молилось Богу в одной Церкви. Им принадлежали города и веси, вся страна, раскинувшаяся между тремя океанами. И, защищая её с русской(!) самоотверженностью, они защищали своё, завещанное предками.


Спасительный ход

*
Когда пришло для русинов время национального пробуждения, в первых рядах будителей, рядом с разночинными интеллигентами (такими как Шашкевич, Головацкий, Вагилевич) появилось много фигур в рясах. Это было просвещённое, энергичное, патриотически настроенное духовенство, как греческого так и греко-католического вероисповедания. Их природная, по импульсам исторической памяти, ориентация на Россию, как на маяк национального просвещения, общий для русского мира, получила в середине XIX века поддержку европейскими событиями. Хозяева всегда внушали русинам чувство собственной неполноценности. И успешно. Когда хозяевами, после поляков, стали немцы, заработала теория расового превосходства германцев над славянами.
И вдруг случилось непостижимое умом: их государь, цисарь Фрац-Иосиф, «самый немецкий немец», умоляет царя москалей спасти трон Габсбургов от взбунтовавшихся мадьяр. Волю Николая исполняет его генерал-фельдмаршал Паскевич, уроженец Малороссии, герой Кавказа и покоритель Варшавы. Русины воочию видят русские полки, что двинулись на Будапешт через Карпаты дорогами Галиции. Речь солдат и офицеров понятна всякому селянину. Ведь «русский», «русин» - слова одного корня. И не только слова. Восточные сородичи коренных галичан препятствуют трёхгранными штыками распаду Остеррейха. После этого похода русинское самосознание становится иным...
Возникает массовое течение, названное москвофильством (или русофильством). Его участников или пассивных сторонников позднее назовут старорусинами. А их противников, составлявших вначале меньшинство, которые связали своё будущее с судьбой империи Габсбургов, - младорусинами. Ещё одно название получили они от презиравших их земляков: австроукраинцы.

**
Вена не на шутку обеспокоилась: в составе Двуединой (теперь Австро-Венгерской) империи находились значительные владения, населённые славянами. Если Галиция взбунтуется, потянется под руку московского царя, какой пример балканским славянам, их родичам в Каринтии?
Надо отдать должное немецкой оперативности. Они тут же энергично и умело принялись поддерживать младорусинов, давая им социальные преимущества. Обратили серьёзное внимание на «теорию» Духинского. Выбрали наступательную тактику. Идея единой, враждебной к «туранам» нации, от Карпат до Кавказа, сулила если не приращение к Австро-Венгрии новых территорий, то изъятие из рук царя весьма существенного куска, желанное ослабление России. Только какое имя выбрать нации, проектируемой в генштабах Вены и (примкнувшего к ней) Берлина? Русины? Не годится! «Русским духом пахнет», на слух опасно - будет напоминать и соблазнять. Рутены? Почти то же самое. Украинцы? Вот это - что надо! Ведь Окраине-Украйне не обязательно быть российской. Она может вновь стать, как веками была, и польской, и австрийской. К чему хочешь можно пришить территорию с таким названием.
Коренные жители «полукоролевства» Галиции были дальновидно определены Веной истинными, «свидомыми» (сознательными) украинцами, а сама эта территория, с центром во Львове, льстиво (с двусмысленной усмешкой) названа «Украинским Пьемонтом». А раз уж появился на историческом пространстве Руси свой «Пьемонт», то задача его - освободить всю Большую Украину из-под власти Московской Орды. Освобождённые же территории, населённые «зрусифiкованими» малороссами, с целью якобы перевоспитания последних в европейском духе, будут присоединены к «Украинскому Пьемонту» и таким образом попадут под протекторат Вены. Изящный план! И как показала история, с помощью большевиков выполнимый, с поправкой на смену хозяев (венский уступил североатлантическому).


Ударный украинострой

*
Понятно, что административный «австроимперский ресурс» оказался сильнее общественного, старорусинского. А Петербург и в ус не дул; Романовы были верны династическим обязательствам. Накануне I Мировой войны австроукраинцы и русины количественно сравнялись - результат официальной пропаганды, запугивания непокорных, предоставления социальных преимуществ покладистым, народного образования (в империи Габсбургов стали открываться украинские(!) школы). Но русофилы долго и эффективно держали оборону на культурном поле, отнюдь не мирном. Оно окрасилось кровью, на нём появились трупы. Борьба и там развернулась нешуточная. Униатский священник Иван вдохновил паству в селе Заболотовцы, что под Львовом, поставить памятник Пушкину. Вскоре его скрытно снесли. Некто Вартовый, из австроукраинцев, объявил русскую культуру шматом гнилой колбасы (!!!) как раз в те годы, когда сиял «Серебряный век русского искусства», творили Толстой и Достоевский, Чехов, Чайковский, а Репин писал «Запорожцев»; когда пел Шаляпин и Дягилевская антреприза завоёвывала Париж. Война Австрии с Россией, начавшаяся в 1914 году, дала венским властям дополнительные средства перевоспитания противников «галицкого украинства» - виселицы, расстрельные стенки, тюрьму Терезин, концлагерь Талергоф.

**
По окончании I Мировой войны, с распадом Двуединой империи, победители возвратили Галицию возрождённой Польше, как её законную недвижимость. Новые-старые хозяева из двух зол для себя выбрали, как им казалось, меньшее. «Венский прект» почти без изменений стал «Варшавским проектом». В результате подправленной пилсудчиками национальной политики, перепись 1936 г. выявила на земле русинов уже только 1,2 млн «русских»; 1,7 млн человек назвали себя... украинцами. Возможно, первых было бы значительно больше, но при отступлении русской армии в 1915 году сотни тысяч непреклонных русинов с семьями двинулись за уходящей армией. Что касается «галицких украинцев», напоминаю читателю, что разговор идёт об австроукраинцах, выведенных Веной на общерусском древе для решения политической задачи. С падением Вены решение её полностью перешло к Германскому Генеральному штабу. Интересы поляков и немцев на короткое время вновь совпали, но в планах последних сама Польша обрекалась на небытие.

***
С приходом в Прикарпатье Красной Армии Галицкая Русь, побывавшая за 600 лет Воеводством Русским в составе Польши, карманным «Королевством Галиции и Лодомерии» Габсбургов, наконец, провинцией возрождённой Польши, возвратилась в общий дом. Но дом-то был уже не русским. Называться русскими в нём интернациональная власть позволила не всем. Часть русского народа, изгнанную в эмиграцию, марксистско-ленинские экспериментаторы «оттенили белым». Другой части позволили сделать географическое название приграничья этническим именем (удивительно, как не догадались создать нацию сибиряков!). Малая Русь, таким образом, стала Украиной - братской республикой в составе СССР «на все времена», полагали большевики. Кому-то очень хотелось, чтобы собственно русских (славян РСФСР, великороссов) было как можно меньше. Псевдоукраинцы присоединённой к УССР в 1939 году бывшей польской территории такую возможность давали. Кремлю показалось мало. Тогда взялись за индивидальное переименования тех русинов, которые при последней переписи в довоенной Польше назвали себя русскими. Взялись жёстко.

****
К 50-м годам прошлого столетия все жители Галиции, которая стала называться Западной Украиной, разделённой на обыкновенные области, стали украинцами. Всi, як один, по словам известного поэта. Предполагалось, украинцами советскими. Как бы не так! Полку австроукраинцев прибыло. Убеждённые хранители старорусинских традиций, шёпотом фрондируя по углам страха, постепенно вымирали. Я их ещё застал, с некоторыми был дружен.
Новые поколения галичан, учась в советских школах и вузах, вступая в комсомол и партию, проникались тем не менее идеологией «свидомитов» и «незалежников», мечтали об «окрэмости». Какова причина столь массовой позиции? Об этом отдельно. Они заражали своими настроениями бывших малороссов, презрительно называемых ими «схидняками», которым внушали, что малоросс, Малая Русь - это оскорбительно для патриотов Великой Украины. Вот так за каких-нибудь четверть века большевикам удалось решительно подыграть тому, что не смогли сделать самые умные венские и польские головы за столетие. Заодно помогли «новым украинцам» извести под корень верный памяти предков этнос Пудкарпатской Руси (ныне Закарпатская область), карпатороссов, 900(!) лет лелеявших мечту об общем русском доме.




Слава УкраÏнi! И «героям» - за компанию.

А вскоре «коммуналка СССР» превратилась в «приватизированные (национальными элитами) квартиры» виртуального СНГ. «Венский проект», в части отрыва Малой Руси от общей Руси, был исполнен. Выходит, мечта Духинского наполовину сбылась. Именно, наполовину, притом, на вторую - менее для несчастного покойника желательную, так как объединение Польши и нынешней Украины не стоит на повестке дня атлантических хозяев полу-мира, без соизволения которых Варшава даже мечтать о «Великой Польше» не смеет. И со стороны «новых украинцев» не заметно движения в том направлении. Им-то отломилось намного больше, чем виделось в самых фантастических снах.


Старая песня на новые голоса

*
Тем не менее, на ударном, галицийском фланге «свiдомого украÏнсьтва» отмечена активность францюватих панiв. Притом, какая-то нервозная, многословная, что только во вред любой «мысли изречённой», так как воздействие последней на умы требует тонкого расчёта по всем параметрам. Арсенал фактов и «фактов» надо пополнять. Ими необходимо умело, виртуозно - для достижения задуманного эффекта - оперировать, изобретая новые ходы. Следует учитывать смену аудитории, другие реалии нового времени, возросшие возможности традиционных наук и новые методы исследований. Но ни чем этим не владеют нынешние воинствующие «духинцы», экипированные так, будто играют на гнилых подмостках ветхого балагана сцены из XIX века. Они повторяют ритуальные фигуры своего «гуру» и произносят реплики, написанные на языке украинствовавшего поляка, который со вкусом учился в университете, основанном своим злейшим врагом, Императором Всероссийским Николаем Павловичем, а потом целился в его солдат (в том числе, в своих родичей, малороссов) из английского штуцера.

**
Какова тому причина? Ларчик открывается просто: самостоятельная Украина к 2011 году оказалась далеко не такой, какой обещали сделать её «засновники» в году 1991 и, спустя 13 лет, вновь, бия себя в оранжевые груди, обещали очередные «врятувальники» на Майдане. Убеждённые австроукраинцы, на радость мировому «свидомитству», наметили полный разрыв с Россией, главное, в исторической памяти и совместной культуре. Правда, посторанжевый Киев не лёг на обратный курс, но заметно сбавил скорость в движении «Геть вiд Москви!». Точнее сказать, с днепровских круч бросили, «играя на публику», якорь, мол, «подивимось, що москаль дасть». Это очень и очень насторожило украинский запад: а вдруг «вогулы» (у францюватых - синоним «туранов») возьмут, сдуру, да не меряно и по центу за кубометр, пустят газу в обмен на частичную потерю суверенитета южной соседки! Австроукраинцы, как появились на свет из чрева Вены, видели будущую Великую Украину не малороссийской, а галичанской, с реальной столицей в своём «Пьемонте» на речке Полтве, заключённой в канализационную трубу под Высоким замком. Себя же видели в ней хранителями идеологии самостийничества, освобождёнными от всех иных забот; этакой духовной кастой, разумеется, высшей по отношении к хлеборобам черноземья и прочим создателям материальных ценностей в промышленных регионах страны. Словом, нахлебниками тех, кого польские хозяева именовали «быдлом». Круги, как известно, замыкаются. Казалось, ещё шажок, ещё небольшое усилие - и простодушные «схидняки» окажутся в кармане у «западенцев», которые себе на уме.

***
Да тут произошли события, вынудившие украинский запад заволноваться. Зброю до бою - в своё время призывали в незалежных схронах нескоренi вояки (ударение на «о») УПА (бандеровцы. - С.С-В.). Что там в подсумке? Кроме всякого ружейного хлама, обнаруживается «Теорiя Духинського». Вроде бы мелочь, да на безрыбье и рак - рыба. Камень, лежащий на дороге, может изменить судьбу империи, говорили древние. А вдруг украинцы-малороссы со скуки «власного державотворення» поверят, что русские и впрямь принадлежат к низшей расе! Поднять руку на чужака легче, чем на брата.
...А может быть мы, мои соотечественники, как известно, «найбiльшi вороги свiтового украÏнсьтва», и впрямь «тураны», пасынки природы? Так не лучше ли, не справедливей ли молча склонить выю перед «представниками справжнiх арiйцiв»? Ведь мир всё ещё принадлежит белой расе. И господа, по преимуществу, белые, и их облечённые доверием лакеи (не стану указывать на последних пальцем, они на виду). Пока вы думаете, решаете, мои земляки, я загляну кой-куда.
См. продолжение статьи:
Сергей Сокуров-Величко. Антропологи могут ошибаться, но гены поправят. Ч.2
 

VicRus

Administrator
#2
Re: ...но гены - поправят!

Сергей Сокуров-Величко. Антропологи могут ошибаться, но гены поправят. Ч.2
Автор Редсовет
11.01.2011 г.
См. начало статьи: Антропологи могут ошибаться, но гены поправят. Ч.I

ЧАСТЬ ВТОРАЯ, НАУЧНАЯ



Испытанное средство

Есть испытанное средство обратить на свои доводы внимание оппонента, если он повторяет, словно заклинание, один и тот же набор фраз, зажмурившись и плотно закрыв уши. Короче говоря, привести его в чувство.. Такое средство - ушат холодной воды на разгорячённую голову. Не обязательно в полном смысле названного. Тем же свойством обладает кратко и энергично изложенная конечная мысль, к которой вы безуспешно, из-за невменяемости своего визави, пытаетесь подвести его обсуждением тех или иных положений, вызвавших спор. Притом, ваш «ушат» должен содержать, кроме солидного научного утверждения, нечто очевидное, абсолютно устойчивое перед каким-либо опровержением со стороны искусников в сфере софистики (по-русски, словоблудия).

Итак, в нашем конкретном случае, прошу прощения у оппонента за причиняемые ему неудобства...

**
Русские являются не просто европеоидами, а эталонными «белыми людьми», так сформулировал эту истину учёный автор комментария к печатному выступлению одного из апологетов Духинского.
Ну что, панове, пришли в себя? Истина эта исходит из определений формы и размера черепа, отдельно - лицевой его части, длины конечностей и прочего фенотипа, что лежит в основе той или иной антропологической особенности. Значения основополагающих величин для русских людей наиболее близки к средним для европейцев. А по пигментации русские - «самые белые» из европейцев. «Белее» даже скандинавов германского племени. Кстати, некоторые генетические признаки роднят нас больше со шведами, например, чем с балканскими славянами. Понимаю, научным методам вы не доверяете, поскольку знаете цену своим родным «науковцям», незалежным от научной порядочности и совести. Вам подавай очевидное, как говорят, на «хлопський розум».
***
Извольте, присмотритесь внимательнее в русские лица. Что бросается в глаза - светлые и средние оттенки кожи, волос (т.н. русых) и глаз; они заметно доминируют над тёмными. Также умеренная широта лица, обычно не густая борода, средневысокое переносье не подтверждают азиатского происхождения «мокселей пана Духинского». А, понимаю, вы видели москаля с характерным для монголоидов складкой-эпикантусом у внутреннего угла глаза! И подозрительно скуластого! Да, таковые признаки, в той или иной степени имеются у каждого семисотого(!) паспортного русского. И столько же их можно сыскать у... немцев(!!!). Такова реальность.
Оставим экзотические признаки для поэзии с её бессмертным Блоковским «да, скифы мы!». Вернёмся к признакам реальным, преобладающим. Они позволили выделить особый однородный антропологический элемент, восточноевропейский. Отмеченный по ряду основных признаков от Вислы до Волги, между Чёрным и Белым морями, он в наибольшей мере на всём континенте сохранил облик древнейших (до прихода сюда ариев-индоевропейцев) обитателей Европы, которые являлись потомками кроманьонцев. По мнению специалистов АН УССР, этот тип наиболее ярко в наше время выражен среди жителей Волыни и Полесья, южных белорусов и великорусов междуречья Волги и Оки, следовательно, берегов Москвы-реки(!). Он, будучи вложенной частью общеевропейского антропологического типа, отличается от него большей однородностью вариантов. Население отдельных областей Западной Европы по антропологическим характеристикам (и другим особенностям) различается между собой значительно больше, чем отдельные русские группы.
Тут читатель вправе спросить, что это автор всё о русских. Неужели он, заболев методом Духинского, решил укоренить собственно русских (великороссов) на заветной «арийской высоте» в ущерб иным восточным славянам?
Отнюдь нет. Совремённые фундаментальные науки однозначно свидетельствуют, что жители Украины не представляют особого, цельного «украинского» антропологического типа, отличающегося от общерусского. Иными словами, малорусы («украинцы») и великорусы представляют собой (совместно с белорусами) один и тот же антропологический тип.
Однако я опять забежал вперёд.


Главный вывод двух экспедиций

*
Во 2-й половине 50-х годов прошлого века и в начале 60-х были проведены этнографические экспедиции АН СССР (при участии Антропологического НИИ Московского университета) и АН УССР. Первая изучала происхождение и этническую историю русского народа, вторая - антропологические особенности населения Украины. Разумеется, идеологи руководящей партии многозначительно надеялись на подтверждение фундаментальной наукой их расчётливой установки на три разных народа, братских не столько по общим славянским корням, оставшимся глубоко в древности, сколько по общей исторической судьбе, ещё более - по «коммунистическому завтра».
Надо отдать должное подвижникам старой науки: единственной установкой для них осталось служение истине. Выводы экспедиций внесли существенную поправку в «марксистско-ленинскую антропологию» («францюватим панам» и их «свидомой аудитории» советую приготовиться к приёму валидола):



**
По кластерному анализу матрицы антропологических расстояний, русский народ (в широком понятии, не только великороссы) классифицируется как единая антропологическая общность. Состоит она, по крупному, из собственно русской и малорусской народностей. Белорусы антропологически входят в первую. Галичане остаются несколько в стороне, о них разговор особый. Население Украины распадается на пять основных антропологических областей (далее возможен и вариант АО); причем, каждая из них не является антропологически однородной. Три области являются общими для «украинцев», великорусов и белорусов. Четвёртая по ряду ключевых параметров очень близка к некоторым великорусским областям. Пятая... о ней, как сказано в этом абзаце, выше, «разговор особый».


Общее и некоторые разности - для дотошных читателей

*
Вынужден огорчить вас, панове, очередной неприятностью. Оказывается, Центрально-украинская антропологическая область, охватывающая наибольшую часть территории Украины, имеет продолжение в пределы «чужинцiв». В неё безоговорочно попадают великорусы юго-запада РФ; с незначительными оговорками - те же москали Верхнеокской АО и белорусы левых притоков Немана. Её Волынский сегмент соединяется с автохтонами южной Белоруссии и великорусами Волго-Окского междуречья. Кроме того, население Волго-Клязьминского междуречья и, в некоторой мере, прилегающих заволжских районов четко соответствует центральным украинцам по основным признакам (пигментации глаз и кожи, волосяному покрову, размерам головы, др.).
А как вы думаете, к какой антропологической области относится население северных районов Черниговщины и Киевщины, окрестностей Николаева? Да к Валдайской, вельмишановне панство! Сюда входят также насельники знаменитой возвышенности, что юго-восточнее новгородского оз. Ильмень, части Смоленщины, также Великолукской области. Словом, кондовые кацапы. И это не всё. Прибавьте к ним жителей Центральной Белоруссии, литовцев и поляков Средней Польши. Притом, учёными подчеркивается антропологическая близость между Центрально-украинской и Валдайской АО. Ещё больше не повезло природным украинцам Рипкинского и Городнянского районов Черниговской области. Наверное, придумали для себя самостийную Днепровскую антропологическую область, а попали «через зраду науковцiв АН УРСР» в Ильменьско-днепровскую. Там встретили новгородцев, волжан Дмитровского района Московской области, угличан Ярославля, красносельцев Костромы, да ещё ляхов Pomorze.
Вообще, коренные жители названных регионов Украины в той или иной степени ближе расположены к основной массе великороссов в антропологическом плане, чем к остальным жителям своей страны. Сравним их с «тёмноокрашенными» уроженцами Нижнеднепровско-прутской АО, также называющими себя украинцами. Их на глаз не просто отличить от молдаван или болгар, от части румын, также от родства не помнящих потомков многочисленных причерноморских народов. И в то же время наблюдается сходство этого типа с великороссами соседней Дон-сурской степной АО, с татарами-мишарами, с мордвой племени мокша. Этому есть объяснение: обе области входят в Понтийскую антропологическую зону (далее возможен и вариант АЗ). Согласитесь, занятная всё-таки эта наука - антропология, болтлива, словно хохлушка из Умани.

**
Кстати, о зонах. Пять украинских антропологических областей оказываются включенными в три различные АЗ, каждую из которых они разделяют с другими народами. Одна из них только что названа. Название другой красноречиво: Днепровско-волжская. Она включает из АО Украины: Центрально-украинскую, её волынский и полесский варианты; из великорусских антропологических областей: Верхнеокскую, Камско-сухонскую, варианты ветлужско-клязьменской; из смешанных малорусско-великорусско-белорусских областей: Валдайскую и Ильменьско-днепровскую. Сюда же принадлежат белорусы и литовцы.
Днепровско-волжская АЗ включает более 60% всей территории Украины, в т. ч. Слободскую, Поднепровье, за исключеним юга. В эту же зону входит большая часть владимиро-московских земель, включая Смоленск, Тверь, Ярославль, Москву, Орел, Тулу, Тамбов, Воронеж, Нижний Новгород, Хлынов.

***
Сводные отчёты обеих экспедиций снабжены картами и схемами. На Карте антропологического и этнографического районирование восточных славян выделяется ядро общерусской «антропологической конденсации». Оно включает волго-окских, валдайских, ильменских великорусов, центральных малорусов (Левобережья и Правобережья), южных украинцев и собственно русских, уроженцев Черниговщины и Полесья (всех автохтонов Волыни), большую часть белорусов.
А вот остальные группы населения бывших трёх республик Советского Союза отстоят от этого ядра; некоторые - на значительном расстоянии. Среди абсолютно крайних - галичане, населяющие Прикарпатье и горный массив.


Тоже Русь, но периферийная

*
Классические антропология и этнография помещают галичан в отдельную (ту самую 5-ю!) Карпатскую антропологическую область Карпато-балканской зоны. Из украинцев и др. восточных славян в эту АЗ больше никто не входит. Галичане делят её с чехами, словаками, южными поляками, венграми, румынами, балканскими славянами (с некоторыми - частично).
Наши братья-галичане когда-то славной Червеной Руси со столицей в Галиче и в древности и сегодня демонстрируют, по учёному мнению, наибольшее отличие от восточнославянского антропологического типа. Вот выписка из научного труда: «Карпатско-украинское население имеет в значительной мере и не восточнославянский антропологический компонент, отличаясь от иных восточнославянских групп темной пигментацией, слишком значительным волосяным покровом и высоким процентом выпуклых спинок носа». Причин тому много, притом разнообразных. Надо читать специальную литературу. Мне кажется, причины местного, локального «вырождения» русинов-галичан, уподобление их по внешним признакам иным народам АЗ, подсказывает карта распространения кельтских племён. Проникнув в Европу раньше других индоевропейцев, они заняли обширные пространства от Атлантики до Карпат и предгорной равнины включительно. Здесь с ними смешались белые хорваты, которые наделили своих сожителей славянской речью, а те распространили на славян одно из своих самоназваний (вспомним: галлы, гэлы, галисийцы...) и щедро влили в их жилы кельтскую кровь. Так появились галичане - «испорченные дети» (по Ф.Эриа) восточнославянской семьи. Шутка!

**
В утешение тем, кто шуток не понимает, направляю их внимание на значительную группу великороссов, которые, как и галичане, также находятся на заметном удалении от общерусского ядра антропологической конденсации. Это архангельские поморы. Подобно тому, как белые хорваты безудержно грешили с сожительницами иного облика (и наоборот, брюнеты кельтских кровей - со славянками), тесное соседство первых колонистов беломорского побережья, пришедших из Новгорода и с Днепра, с угро-финскими охотниками и рыбаками оставило чужеродные следы в облике верных хранителей былин и преданий киевской старины. Эти признаки консервировались при ослаблении притока переселенцев. Только их не просто выявить. Ведь угро-фины, как правило, уходили от чуждых им новшеств в недоступные для славян заболоченные лесные дебри. Остающихся было слишком мало, чтобы изменить или даже «подправить» расовый тип многочисленных пришельцев. В гораздо большей степени туземцы становились «на себя не похожими», полностью растворялись в славянской массе. Поговорить об этом ещё представится случай.


Языком генов

*
... Я предвидел реакцию своих оппонентов. Слышу выкрики в адрес антропологов советской школы: Запроданцi! Брехуни! Недоуки!
С одним могу согласиться: классические методы антропологических исследований полвека тому назад строились, в основном, на визуальных наблюдениях и арифметике, упрощённо говоря. Они были не идеальны. Ошибки специалистов не исключались.
Что ж, проверим их выводы новейшим методом, генным. Притом, возьмём лживых учёных-москалей под контроль справжнiх Європейцiв. Уж им-то доверять можно.

**
Три года тому назад История формирования русского генофонда и территория его распространения подверглись новейшему методу исследований - генетической генеалогии. Метод основывается на использовании информации, скрытой в гаплоидной (одинарной, не имеющей в геноме гомологичной себе) Y-хромосоме, передающейся от отца к сыну практически в неизменном виде.
Российские ученые из Медико-генетического научного центра РАМН... Нет-нет, панове, не спешите с ироническими улыбками! Российские учёные в сотрудничестве с эстонскими и британскими генетиками провели масштабное исследование вариаций Y-хромосомы внутри русского этноса европейской части России и некоторых смежных территорий и сравнили их с результатами подобных исследований в других странах континента. Подчёркиваю: совместно с учёными Эстонии(!) и Великобритании(!!!), которых нельзя заподозрить в желании подыграть коллегам из вечной «империи зла». Поэтому о каких-либо подтасовках, согласитесь, не может быть речи. Результаты этих исследований были изложены в статье «Two Sources of the Russian Patrilineal Heritage in Their Eurasian Context», которая вышла 10 января 2008 года в журнале «The American Journal of Human Genetics».

***
Мало кто сомневался в высокой квалификации советских антропологов. В учёном мире предполагали схожесть основных выводов двух экспедиций и генетиков. Но произошло невероятное: практически полное совпадение заключений по результатам исследований разными методами в интервале полувека. Коротко говоря, сравнение изменчивости мужской хромосомы русских с данными соседних народностей выявило ряд сходств русских северян (архангельских поморов) с представителями финноязычных этносов. Обитатели же центра и юга России, оказались генетически однородными с народностями, общающимся на славянских наречиях за пределами Российской Федерации (если у первых часто встречается «варяжская» гаплогруппа N3, широко распространённая в Финляндии и на севере Швеции, то для вторых характерна гаплогруппа R1a, характерная для славян Центральной Европы). Более того, генетические вариации Y-хромосомы жителей центральных и южных районов России оказались не только идентичны таковым у малоросов-украинцев и белорусов, но и очень близки по структуре к вариациям поляков. Таким образом, украинцы, белорусы, собственно русские и поляки обладают идентичной генетической структурой мужской наследственной линии.
Ещё один пренеприятнейший для францюватих панiв вывод: несмотря на 250-летнее иго, близкое соседство русских с тюркскими народностями, нередкое породнение московской знати с «татарскими мурзами», гаплогруппы азиатских этносов практически не оставили следа в генах русского населения современного северо-западного, центрального и южного регионов России.

****
Таким образом, сумма антропологических и генетических фактов свидетельствует с полной очевидностью, что малорусы, великорусы и белорусы являются основными народностями, из которых состоит русский этнос.
...Как говорят сельские жители города Львова, «пробачте, що не так».


У каждой народности - свои «тураны»

*
Почти все народы мира в разное время подверглись «инъекциям» той или иной интенсивности чужеродной крови. Кто вольно, кто невольно. И в разных дозах, вплоть до полной замены старой, полученной по наследству, на новую, «импортную». Арийские племена примерно 3,5 тысяч лет тому назад заполнили Европу, превратив большинство коренных её обитателей в нынешних индоевропейцев, «по образу своему и подобию». Процесс упрощался тем, что туземцы и пришельцы принадлежали к одной расе. При этом последние сами испытали коррекцию изначального облика и «генной индивидуальности» со стороны различных групп протоевропейцев, особенно заметно на великой равнине к западу от Уральских гор, где сложился восточноевропейский антропологический элемент (см. главу «Испытанное средство»).
Тогда же белокожие арии вторглись в Жёлтую Страну за рекой Хуанхе. И здесь произошло «вливание» животворной красной жидкости неудержимых «людей колесниц» в жилы узкоглазых туземцев, на этот раз иной расы. Но почему их потомки, нынешние китайцы, на наш глаз выглядят «на одно лицо»? И это лицо классически азиатское? В нём нет ни малейшего намёка на близкие отношения пра-праматери любого нашего современника из Поднебесной с арием-колесничим. И в генах китайцев надо хорошенько, долго, упорно копаться, чтобы, если повезёт, обнаружить опытным глазом подтверждение давней истории, записанной хронистом. Видимо, тому немало разных причин. Одна из важнейших - пропорции «доноров» и тех инородцев, с которыми они продолжают смешанный род. Этот фактор, думается, в числе определяющих и при выработки общего языка общения при насильственном или мирном слиянии разноязыких групп. В китайском языке сохранилось всего около двух сотен, ныне трудно узнаваемых слов из арийских наречий, родственных божественному санскриту, на котором записаны «Махабхарата» и «Рамаяна». Запомните это число.

**
Если бы среди монголоидов-националистов (душой и умишком убогих, как все националисты) нашёлся свой Духинский, испытывающий неприязнь к успешным китайцам, он бы на основании факта тесного сожительства ариев и протокитайцев в течение двух-трёх веков древности сочинил бы теорию арийского происхождения нынешних жителей Поднебесной. То есть, первые по отношению ко вторым были бы поставлены играть перед недалёкой публикой роль своеобразных оплодотворителей неким «туранским семенем», назову так. 200 слов чужого происхождения в словаре языка хань посчитались бы достаточным тому доказательством. Ведь наш славянский расист (здесь - спец по расам) Франтишек оперирует, как одним из доказательств своей «теории», всего 50-ю финнскими словами, обнаруженными в русском языке (другие называют цифра меньше 10-и). Нашлись бы среди китайцев и живые субъекты с умеренной скуластостью, с едва заметным эпикантусом, например. Есть же русские и немцы с монголоидными чертами (см. главу «Испытанное средство»).
При желании можно найти по личному «турану» для каждого этноса Карпато-балканской антропологической зоны. А для галичан и искать не надо. Имя его, надо признать, предположительно, - некий Гал (с одним «л»), из несчастного кельтского рода. А вот внешность описывается без фантазии: тёмнолик, волосат, жгучий брюнет, профиль острый - нос кавказского горца (см. главу «Тоже Русь, но периферийная»). Далековато от типа восточного славянина. И гены подтверждают.
В главе «Языком генов» уже было сказано о ряде сходств русских северян (архангельских поморов) с представителями финноязычных этносов. Сходств более скрытых, чем внешних. Тем более, что соседи, из местных финских групп, сами ославянились в антропологическом смысле. Не просто различить, кто есть кто. Как видим, совремённому человеку от «личных туранов», как от барабашек-домовых, никуда не скрыться.


Почему вятичи не стали «туранами»

*
Задолго до Рюрика, когда племенные объединения кривичей с запада по Волге, а вятичей с юга вдоль Оки стали расселяться по плодородным землям Волжско-Окского междуречья, пришлые славяне-пахари встретили здесь туземцев, общающихся между собой на угро-финнских наречиях. Летописцы чаще всего называли их мурома, мещера, меря (заволжских - чудь, так же и прибалтийских, ещё весь и водь). «Историкам» круга Духинского полюбились сомнительные масыки, мосхи и моксели, а всех вместе (включив сюда исключённых ими из славянской семьи вятичей) они назвали туранами. Я, автор этой работы, предпочёл это название всем иным из-за глубочайшего изумления перед титаническими (с пустотой на выходе) трудами «славянского метиса» по имени Франтишек.
Эти «европейские тураны», в отличие от своих угро-финских родственников, остяков и вогулов, которые жили за Уралом по Иртышу и Оби, также северной самояди, обзавелись некоторыми чертами, свойственными протоевропейцам. Но в их «генном арсенале» оставалось достаточно исходного угро-финнского, чтобы повлиять на облик и глубинную сущность вторгшихся на их территорию славян (заодно изменить их речь) при благоприятных условиях.
Как раз таковых не представилось. Их просто не могло быть при огромной количественной разности пришлого и местного населения, несовместимости хозяйственной деятельности, быта, вообще двух миров-культур.
Аборигены преимущественно были охотниками и рыбаками, собирателями. Одному из названных для пропитания на известных широтах необходимо было в эпоху лука и самодельных снастей от 10 до 20 кв. км угодий. Та же территория способна прокормить сотни, тысячи пахарей. В XVI веке на огромном пространстве от Ладоги и Белого моря до Оби, севернее 60-й параллели, насчитывалось всего 10-15 тысяч финноязычных данников Шапки Мономаха. В лучшие для Российского государства времена, когда инородческое население стремительно возрастало (а едва ли не в одной только России оно в целом возросло), соотношение угро-финнов и славян в нём достигало 1:50.
**
Интенсивное смешение народов происходит, когда доминирующая группа представлена вооружёнными мужчинами-завоевателями, или, при мирном контакте, если принимающей стороне передвинуться некуда - вся жилплощадь занята. При вторжении славян в заокскую сторону, теснимые аборигены при желании могли уйти на север - в ещё более густые, обжитые непуганым зверем леса, на берега ещё более полноводных, рыбных рек. Что, в основном, и делали. Никто не бросался за ними вдогонку, земли на всех хватало, с лишком. К тому же, вопреки расхожему мнению, что в вопросах смешения с инородцами русские покладисты, им, наоборот, свойственно биологическое отторжение от других народов, усиленное исторической изоляцией.
Старые жильцы общего теперь дома получали шанс породниться с «гостями навек». Только «переваривание» происходило без существенного влияния на русский генотип и культуру. Этому влиянию препятствовал и постоянный подток славянских переселенцев из перенаселённых или опасных для жизни, также скудных продуктами питания регионов Руси. Ручейки беженцев периодически превращались в потоки, становились массовым исходом гонимых людей. С юга их гнали кочевники причерноморских степей и демографическое давление, с запада - недостаток собственного хлеба и войны с конкурентами (часто со всеми сразу) на право владеть рабами-славянами. Даже после Батыя, когда на сотни вёрст вокруг Киева папский нунций Карпини не увидел живых людей - только кости среди развалин, Заокская сторона оставалась самой безопасной для жизни областью русской земли.
Если и проявлял в древности антропологический тип славян описанной территории «промежуточный» характер под влиянием угро-финнов, то последующее интенсивное и более длительное их перемешивание с южанами и новгородцами-словенами вновь сближало различные группы русского народа на несколько ином уровне. Особенную роль сыграли в этом буквально нашествия малороссов после Смуты в державу первых Романовых, вызванное московской потребностью в заселение пустующих земель и модернизации, потом переход Левобережья под руку Государя всея Руси. Пётр Великий, сзывая «варягов» со всей Европы, не забыл об энергичных сынах Днепра. И процесс пошёл...

***
Происходящая на Восточноевропейской равнине частичная перестройка в генах её самых многочисленных обитателей обходила стороной Карпатский регион. Там накапливались и консервировались отличия от общерусского антропологического типа с ещё большей интенсивностью, чем в Поморье.

****
Может показаться, что многовековой, хоть и прерывистый, разноинтенсивный приток «чистой» славянской крови, особенно с юга, не позволил собственно русским превратиться в 100%-х «туранов».
Здесь всё сложнее. Никаких даже относительно «чистых» руссов-южан никогда не было. Северное Причерноморье издревле являлось проходным двором для бесчисленных бродяг, вроде готов, и кочевых народов - скифов, киммерийцев, гуннов; за ними пошли печенеги, половцы; здесь потолкались на транзитных кочевьях болгары хана Аспаруха, хазары, мадьяры. Если даже сотая часть представителей перечисленных и неназванных кочевников оставила хотя бы по одному, самому завалящему гену насельникам Поднепровья, то не трудно представить, каким «ассорти» обзавелись поляне и их потомки и другие восточнославянские племена, которые сделали остановку в долине Днепра перед расселением по всей Русской равнине. Угро-финнское наследство им досталось не только от мадьяр. Владимир Мономах интенсивно заселял половецкое приграничье - украйну - воинами, набираемыми в земле вятичей и кривичей, в том числе из угро-финнских племён, настолько уже к тому времени обезлюдел юг. Вся эта человеческая масса, как ни «замешивалась» с добавлением новых «компонентов», сохранила общность расового облика, создавшуюся в глубокой древности, в эпоху сложения древнего восточноевропейского типа.

*****
Заканчивая эту главу, не откажу себе в удовольствии ещё раз затесать колышек на голове у францюватих панiв: Русское население в прошлом Московской Руси, а сейчас России, представляло и представляет собой достаточно однородный антропологический тип, соответствующий по своим основным параметрам центрально-и восточноевропейскому. Также данные антропологических исследований свидетельствуют о незначительном влиянии на общий антропологический тип русских финно-угорского элемента даже на северо-западе страны.
А если бы антропологический и генный анализ показал сильное, даже решающее для изменение типа влияние?
...Отсылаю читателя за ответом к эпиграфу в начале этого сочинения.


Утешительный вывод

Каким бы сильным ни было у некоторых желание исключить галичан из большой русской семьи, сделать это - значит пойти против истины. «Удаление» их от других восточных славян хоть и значительно, но не столь, как, например, между различными группами итальянцев или немцев, у которых южане и северяне резко различаются в антропологическом отношении.
Слышу голоса непримиримых: Вон! - За предательский отказ от родового имени - русин. За присвоение имени чужого - украинец. За попытки, с одной стороны, примазаться к славе малоросов, с другой - навязать им чуждых, сомнительных героев, стирая в их памяти дорогие образы. За враждебное отношение к выбору своих предков - Православию. За хамское поведение в отношении тех, кто дал потомкам Даниила Галицкого естественное равноправие в великой русской семье после 600-летнего пребывания на польских и венгерско-немецких задворках в подневольном состоянии. За...
Полно господа! Не ставьте в один ряд австроукраинцев и украинцев поневоле, по обстоятельствам. Последние, если не все, то многие ощущают себя русынами. Им есть что вспомнить, кем и чем гордиться. Пропагандистская идея «Украинского Пьемонта» не всесильна. В этой мысли я укрепился, побывав среди львовской молодёжи, многие из которой - правнуки и праправнуки узников Талергофа и Терезина, пострадавших за Русь русофилов или их сверстники-единомышленники, умеющие смотреть и видеть, слушать и слышать. Придёт их время, ибо лживые декорации не могут стоять вечно. Непременно придёт.


Сергей Анатольевич Сокуров
http://www.sokurow.narod.ru
sokurus@yandex.ru

Сокуровъ