ШКОЛА ИЛЬЕНКОВА И ЕГО ФИЛОСОФИЯ

Тема в разделе "Философия", создана пользователем Виталий Глухов, 24 янв 2009.

  1. Виталий Глухов

    Виталий Глухов Active Member

    Регистрация:
    27 окт 2007
    Сообщения:
    40
    Симпатии:
    0
    Вчерашний суб-симпозион показал, что в стихии само-оценок «ильенковцев», шкала оценок размещается от 1) калокагатии (все ильенковцы – красивые люди. Словно, все красивые люди должны стать, в конце концов, ильенковцами!) до 2) отправления культа собственной личности на почве его (Эвальда) известности.

    Получается, что «зеркало» ильенковской школы пока недостаточно зеркально для получения искомых ответов. Не поможет ли делу более пристальный взгляд в зеркало «школы анти-ильенковской»? Тем более, что такая имеется и именует она себя уже давным-давно как «уральская философская»… Вся она соткана из всепоглощающей ненависти к Эвальду Ильенкову, институциализирована в виде философского факультета УрГУ с 1966 г. и яростью своей разрушила страну в 1991 году (См.: Пошел ли впрок философский урок? «…ИЗМ», №1(25), 2000г.)

    Несколько тезисов могут прояснить этот вопрос и упорядочить его.

    I. …Логическая культура ильенковской философии позволяет сказать: ежели есть «ЛОГОС», то есть и логика. Но не наоборот!

    Это как с государством… Если есть Государство, то имеется и «начальство». Но вот при наличии начальства, государство имеется не обязательно и далеко не всегда.

    Припоминается анекдот. Идет отец с малым сыном. Мальчик спросил: «Папа, а кто такой Маркс?» «О!- ответил отец,- это экономист». Сын: «Как наша тетя Фрида?» «Ну, что ты. Тетя Фрида – старший экономист!»

    Так вот, чтоб не попасть в анекдот, следует помнить: Ильенков – это вовсе не «один из» тех, кто «занимался логикой». Отсюда тезис первый: ПРЕДМЕТ философии Эвальда – это ЛОГОС.

    II. Далее. Каков же именно он философ? Ответ: русский. Корпус классической русской философии и работ самого Ильенкова подтверждает это со всей определенностью.

    Так, книга «Об идолах и идеалах» 68-го года – реминисценция одноименной работы Владимира Соловьева. Есть статья Н.О.Лосского о «конкретном» в русской философии. Соответственно, работа Эвальда «Диалектика абстрактного и конкретного в «Капитале» К.Маркса» 1960 года. И уж совсем бесспорный адрес великой преемственности – это «Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека» М.,1918 г. Ивана Ильина…

    Итак, предмет ильенковской философии – РУССКИЙ ЛОГОС, а сам Эвальд Ильенков есть ФИЛОСОФ русского логоса. Это – тезис второй.

    III. В «ильенковской школе», взятой как эмпирическая реальность, господствует целый рой «объективных мыслительных форм». Или же нормативов «политкорректности», по-обывательски говоря… Важнейшая из них звучит так: что Ильенков подвергался (и все еще подвергается!) преследованиям - это, ему де, «только кажется»…

    Это как же надо «философствовать» самому? – чтоб «иметь основание» нечто подобное не только предполагать, но и утверждать!

    Вспомним. Вслед за Гегелем он полагал, что точка зрения Спинозы – это начало всякого серьезного философствования. И был Спиноза любимым мыслителем Э.В.Ильенкова, ибо оба мыслили не «текстами», а всем своим СУЩЕСТВОМ. Вывод: биография Эвальда и Спинозы – орган и судьба их философии. Какова же она? Читаем ее «по Спинозе»: во-первых, «малое отлучение»; во-вторых, попытка подкупа; в-третьих, «большое отлучение»; в-четвертых, убийца из подворотни, закамуфлированный под «несчастный случай»…

    А Эвальд Ильенков, как известно, был носителем серьезной философии Русского Логоса – уж куда как более серьезное основание для так называемой «трагической случайности», которая всех, как известно, «застала врасплох»… Таков третий тезис.

    IV. Кстати, о биографии еще. «В личном отношении это был человек удивительно скромный, «деликатная натура»… ТЕМ НЕ МЕНЕЕ СО СВОЕЙ ПУШКОЙ ИЛЬЕНКОВ ДОШЕЛ ДО БЕРЛИНА» (Выделено мной –В.М.),- пишет о нем Мих.Лифшиц.

    Многие полагают, что Берлин де появился «вопреки скромности»… На самом-то деле он появился именно «благодаря» ей!

    …Как русский гегельянец-МАТЕРИАЛИСТ в логике, Ильенков утверждал: логическое «как таковое» логическими трактатами не исчерпывается, но лишь в них «проявляется». Причем (это- главное!) ничуть не больше, чем в «делах» и «поступках» самого логика. В полной мере это относится к нему самому.

    Так что действительную Логику Ильенкова из пушки-то этой и нужно «вычитывать»… Как в свое время философию Французского просвещения XVIII века он элегантно вычитал из …гильотины.

    Вот давайте и попробуем так ее прочитать!

    …45-й год в Берлине, с пушкой – это 1-й Белорусский фронт. «Пушка» – это ОБЩЕЕ ИМУЩЕСТВО двоих – маршала Г.К.Жукова и лейтенанта Э.В.Ильенкова. Это значит, что вот-вот завершилась Висло-Одерская операция, где 1-й Белорусский, как кумулятивный снаряд, прошил германскую национальную броню. И где мы, при данном соотношении сил, достигли максимальных успехов при минимальных потерях за ВСЮ войну…

    Вывод: Жуков и Ильенков сделали одно и то же ДЕЛО. Сделали его в составе одного и того же КОЛЛЕКТИВА. В одном и том же месте и в одно и то же время. А главное – с одним и тем же РЕЗУЛЬТАТОМ! Каким? А всемирно-историческим.

    Жуков вместе с Ильенковым сокрушили германский национальный Гений, оседланный Гитлером… Ильенков вместе с Жуковым возвели его в ИДЕАЛЬНУЮ ФОРМУ современной русской философии КОНКРЕТНОГО…

    И оба они в 45м …срочно накормили поверженных немцев походной солдатской кашей. А потом еще долго-долго из разоренной России шли в германию эшелоны с нашим зерном.

    За что боролись?! БОРОЛИСЬ З А Л О Г О С! - как разъяснил классик русской философии Владимир Эрн еще … аж в 1911 году.

    Строго говоря, философия Ильенкова – это ИДЕАЛЬНАЯ ФОРМА 1-го Белорусского. А фронт этот, под командой Жукова, есть ни что иное, как РЕАЛЬНАЯ МАТЕРИЯ философии Ильенкова. Его «Логическая Фигура». Имеем: кон-Гениальность Ильенкова и Жукова. Их со-участие в составе одного и того же Национального Духовного Акта. Их Одно-временное членство в составе русского Национального Гения.

    Вывод. ГЕНИАЛЬНОСТЬ РУССКОГО ЛОГОСА есть ОДНОВРЕМЕННО ЛОГИЧНОСТЬ РУССКОГО ГЕНИЯ. И наоборот!

    Подведем общий итог. «Ильенковская философская школа» – это академическая армия Истины. А в нашей стране Она называется Русский Логос…

    То же, но иначе: ФИЛОСОФСКАЯ ШКОЛА Э.ИЛЬЕНКОВА – это 1-й БЕЛОРУССКИЙ ФРОНТ… РУССКОГО ЛОГОСА.

    Это – тезис четвертый.

    И это – все!

    ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ.

    - ПОЧЕМУ ИМЕННО «ЛОГОС»? А почему – нет?

    Э.В.Ильенков был вполне согласен с В.И.Лениным, который был согласен с Г.-В.-Ф. Гегелем, который согласен полностью с Гераклитом из Эфеса. Последний же говорил: не мне, но Логосу внимая… А ещё: Боги – это большие люди, а люди – это маленькие боги. Почему? – спрашивает Гераклит. И сам же отвечает: А потому, что Логос один…

    Логос, по Гераклиту – Гегелю – Ильенкову, это – «корпус законов», которые одинаково хорошо и свободно проявляют себя хоть в «Космосе», хоть в «душе». От человека зависит, чтоб проявлялся он не только «хорошо», но и «прекрасно». И уж, во всяком случае, не проявлял себя «безобразно». Такая вот ЗАБОТА и есть «ОБРАЗОВАНИЕ». Пайдейя, иначе говоря… Противоположностью же ей является АПАЙДЕВСИЯ.

    Не случайно душу ещё именуют «микрокосмом», а человека с такой душой – носителем КАЛОКАГАТИИ.

    - ПОЧЕМУ ЛОГОС НЕПРЕМЕННО «РУССКИЙ»? Вам не нравится соотношение субъекта и предиката? А как надо? 1. Логос – не Русский; 2. Философия – не классическая, а 3. Роза – не верблюд?!

    С розой, конечно, всё ясно. Философия же в таком случае – это, скорее всего, софистика. А вот Логос при таких вот, продиктованных ему, условиях, - он… ГНЕВНЫЙ!

    …В каком смысле «гневный»? Ну, в том, например, в котором это описано у Л.Н.Толстого в «Кавказском пленнике». Если кому-то для понимания «мало текста», то свои тексты начинает писать уже сама жизнь: в виде «чеченской ямы» 90-х годов. А уж ежели кто и это «частным случаем» считает, то… в виде взрыва в метро – этой своеобразной «ямы на дому».

    Словом, законы соответствия S(убъекта) и P(редиката) таковы: ежели есть Русский Логос, то есть и «Логос». Но, не наоборот!

    - ПОЧЕМУ Г. ЖУКОВ? Есть, к сожалению, такая манера у неофитов: Люблю Эвальда… без пушки! Читаю, мыслю при этом. И даже пишу…

    При этом вот что получается: либо разгром гитлеризма есть «частное» дело Ильенкова, а философия его – это уж, конечно, дело всемирно-историческое и потому «мне» интересное… Либо – наоборот! Но и в том и в другом случае Ильенковых аж ЦЕЛЫХ два! Выбирай любого. Как? Да исключительно по своему «вкусу».

    Кстати, такую «вкусовщину» в учёном познании великих исторических личностей заклеймил в своей «Философии истории» Гегель. «Для камердинера не существует героя!» – отметил он. И добавил, - а Гёте повторил это через десять лет,- но не потому, что последний не герой, а потому, что первый – камердинер.

    Почему с Ильенковым вместе Жуков… А по той же самой причине, по какой К.Маркс сказал: Тот же самый дух, который строит железную дорогу руками рабочих, строит философские системы в мозгу философов.

    Нужно различать Члена национального Гения и его «носителя». Эвальд и Жуков – не «члены-корреспонденты», а ОБЛАДАТЕЛИ Его. В лице которых Русский Логос приглашает всех присутствующих к со-Участию и «Членству» в нём…

    А при этом помнить: осёл Александра Македонского «участвовал» во всех битвах великого полководца. И потому он вполне заслуженно был «македонским». Правда, македонским не Александром, а македонским… ослом !

    Вы же не станете отрицать, что сам Г.К.Жуков – это Русский национальный Гений. И не просто его «носитель» (субстрат), а его Субъект. Ильенков был его лейтенантом, когда управлялся с пушкой. А Жуков был «ильенковцем», когда бывший артиллерист философствовал в 50-70х…

    В Отечественной войне 1941-45 г.г. они сделали одно Дело. И потому-то в 50х с ними обоими произошло ОДНО И ТО ЖЕ! Через них – с нами со всеми состоялась одна и та же Судьба. Каждый из них – полноправный со-Автор другого. В «Воспоминаниях и размышлениях» 1969 г. и «Идолах и идеалах» 1968 г. – про то, что со страной происходило и происходит сегодня, сейчас…

    И про то, как выйти из всего этого.

    - ЧТО, КАК ВЫЙТИ? Я ведь уже сказал: 1-й Белорусский фронт… Русского Логоса.

    - ЗАЧЕМ? А чтоб достроить русский СОФИУМ, наконец…

    - КАК «ДЛЯ ЧЕГО» ДОСТРОИТЬ? Чтоб окончательно врага, общего Эвальду-Жукову, - добить. Гитле-ризм… без Гитлера, иначе говоря.

    Какой у него принцип? Власть абстрактного над конкретным!

    А каков генеральный принцип Жукова и философии Ильенкова? Власть конкретного над абстрактным! Это – современный «академический» нео-гитлеризм. И без философии Ильенкова его, ведь, просто не разглядеть. А он процветает, выполняя геополитические и иные заветы Гитлера. Пьяное «беловежье», осуществленное по «академическому» вдохновению доцента марксизма-ленинизма – тому красноречивый пример. Как вы наблюдали, у каждого «ельцина-горбачева» – свой «доцент». Взращенный в лоне школы анти-ильенковской, кстати говоря…

    - ПОЧЕМУ ЖЕ, ЛЕВ КОНСТПНТИНОВИЧ (НАУМЕНКО), МЫ ПОСТАВИМ. ТЕМ САМЫМ, ПОД СОМНЕНИЕ ВЫУЧКУ ИЛЬЕНКОВА У НЕМЕЦКОЙ ФИЛОСОФСКОЙ КЛАССИКИ..? Да, Эвальд, пришедший со своей пушкой в Берлин, ГЕРМАНОФИЛ. Да, без немецкой классической философии его даже и представить себе трудно, не то что «использовать». А что это, по-вашему, «доказывает», что опровергает?..

    Ну, хоть вспомните… Штирлица! Он – кто? ШТИРЛИЦ – ЭТО СОСТОЯВШИЙСЯ (и в этом смысле – идеальный) РУССКИЙ ЧЕЛОВЕК. Который, для того, чтоб ТАКОВЫМ стать, стал идеальным… НЕМЦЕМ.

    Наш народ любит Штирлица?! А?

    Если «да», то теорема доказана…

    Л.К. НАУМЕНКО (выходя из зала заседания): - А ЧТО, ВСЁ ЭТО, В КОНЦЕ-КОНЦОВ, ОЧЕНЬ ДАЖЕ И ПРАВИЛЬНО БУДЕТ!

    - (в догонку) КОНЕЧНО ЖЕ, ЛЕВ КОНСТАНТИНОВИЧ, КАК ЖЕ МОЖЕТ БЫТЬ ИНАЧЕ, ЕСЛИ МОНИЗМ – ЭТО ЕСТЬ ПРИНЦИП ДИАЛЕКТИЧЕСКОЙ ЛОГИКИ?!

    ВЫСТУПЛЕНИЕ НА ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОМ ПЛЕНАРНОМ ЗАСЕДАНИИ 27 марта

    Откровенно говоря, сегодня я выступать не собирался. Так как высказался вчера на первой секции Чтений и, как полагал, вполне исчерпал любезность организаторов академического мероприятия. Но два обстоятельства всё меняют. Во-первых, уважаемая Шимина Аида Николаевна сделала замечание, что тезисы мои «Ильенков и русский академизм» слишком лапидарны и потому трудно полностью ухватить позицию автора… Такое замечание глубокоуважаемого коллеги я проигнорировать просто не могу.

    И, во-вторых, вчерашний мой доклад на секции С.Н.Мареева встретил частью недопонимание, а частью несогласие, переходящее в прямое обвинение. И касается оно главного тезиса: Русский Логос – это предмет философии Ильенкова, а сам Эвальд Васильевич есть философ Русского Логоса.

    Объяснимся ещё раз.

    Для начала обращаю ваше внимание на такой беспрецедентный факт, который имеет место в ильенковском академическом движении нашей страны. Более того, порождён им! Это – ЖЕНЩИНА, ЗАНИМАЮЩАЯСЯ ДИАЛЕКТИЧЕСКОЙ ЛОГИКОЙ.

    Среди них: Нина Васильевна ГУСЕВА, Нинель Яковлевна ИВАНОВА, Елена Валентиновна МАРЕЕВА, Аида Николаевна ШИМИНА…

    На языке мировой истории философии, отточенном веками и тысячелетиями, этот феномен имеет строгое и точное название. Имя ему - С О Ф И Я. А проявляя себя как «диалектическая логика», он должен называться СОФИО-Л О Г И Я.

    Как же её следует понимать? СОФИОЛОГИЯ – это ничто иное, как СОСТОЯВШАЯСЯ ФИЛОСОФИЯ.

    То есть, философия… без СОФИСТИКИ, проще говоря.

    Этот феномен нашей общенациональной духовной жизни есть ни что иное как реализация интуиции Вл. Соловьёва о том, что следующий (после смерти его в 1900г.) век России – это и есть «век Софии». А Деятеля этого века нужно мерять «Деянием его»…

    И что же? А то, что феномен ильенковской школы и уж тем более его самого, следует разглядеть глазами «Соловьёва XX века» - А.Ф.Лосева. Софию «мерять» софией же…

    Ибо, потребным для такой работы, «зраком разума» обладает именно он!

    Как же именно ?

    Есть такой специальный трактат, который открывает нам «тайну Эвальда» как философского феномена. Именно потому, что он открывает тайну общенационального философского Акта. Книга эта называется «Диалектика мифа».

    И что же есть М И Ф ?

    Во-первых, это – живое «в виде» живого, а не чего-либо ещё; во-вторых, это личность, но «в виде» личности; и, наконец, в-третьих, это – диалектика «в виде» диалектики. Что даёт Абсолютную Мифологию. Или то же самое, но по-иному: Это миф «в виде» мифа, то есть Абсолютная Диалектика.

    Абсолютная Диалектика РАВНА Абсолютной Мифологии. И НАОБОРОТ !

    Это и есть контуры той «САМОЙ» софио-генетической «колыбели», в которой родился Эвальд Ильенков как национальный философский Гений. «Ставший мифом»… Ибо он персонифицировал для нас национальный духовный Акт. Как наименовал его Лосев - «САМОЕ САМО»…

    ВЕДУЩИЙ: Вот на этом мы, давайте, и закончим Ваше выступление?!

    - Ну, что же. На этом я, пожалуй, и завершу…

    В.А. Молчанов

    25 – 27 марта 2004 года.

    Валерий МОЛЧАНОВ, кандидат философских наук (защита – сентябрь 1983 г.)

    ОПУБЛИКОВАНО: «ФИЛОСОФИЯ КАЧЕСТВА ЖИЗНИ.

    ВЫСТУПЛЕНИЯ УЧЁНЫХ КАФЕДРЫ

    СОЦИАЛЬНО_ГУМАНИТАРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

    ИНСТИТУТА МЕНЕДЖМЕНТА И РЫНКА

    НА МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ

    «ИЛЬЕНКОВСКИЕ ЧТЕНИЯ»,

    ПОСВЯЩЁННЫЕ 80-ЛЕТИЮ Э.В.ИЛЬЕНКОВА

    (МОСКВА, РГГУ, 25-27 марта 2004 г.)

    Министерство образования и науки Российской Федерации

    Институт менеджмента и рынка

    ФЕДЕРАЛЬНОЕ СОБРАНИЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

    ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА

    КОМИТЕТ ПО ОБРАЗОВАНИЮ И НАУКЕ

    РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

    ОБЩЕРОССИЙСКАЯ АССОЦИАЦИЯ ОБЩЕСТВЕННЫХ ОБЪЕДИНЕНИЙ

    ФИЛОСОФСКОЕ ОБЩЕСТВО «ДИАЛЕКТИКА И КУЛЬТУРА»

    Научный редактор: д.ф.н. проф. НЕКРАСОВ С.Н.

    Научный рецензент: Ветошкин А.П., доктор философских наук, профессор Уральского государственного университета им. А.М.Горького.

    Москва – Екатеринбург

    2004

    Издательство ИМИР, 620002, Екатеринбург, Мира 19. Тираж 200 экз.
     
  2. Виталий Глухов

    Виталий Глухов Active Member

    Регистрация:
    27 окт 2007
    Сообщения:
    40
    Симпатии:
    0
    ТОЖДЕСТВО МЫШЛЕНИЯ И БЫТИЯ КАК ПРЕДМЕТ
    ФИЛОСОФСКИХ РАЗМЫШЛЕНИЙ Э.В. ИЛЬЕНКОВА.

    Э. В. Ильенков со всей решительностью настаивал на том обстоятельстве, что «принцип диалектического тождества мышления и бытия – своего рода пароль на право входа в научную философию, в пределы её предмета». (Диалектика – теория познания. Историко-философские очерки. М., 1964, с.54).

    Сама категорическая форма данного тезиса далеко не случайна. Она вытекает из всей системы его взглядов и самой их сути. Суть же дела заключена в том, что всякий занимающийся философией, прежде чем дерзнуть на своё теоретическое «размежевание», скажем с И.Г.Фихте, Г.Гегелем или Л.Фейербахом, должен четко и определенно решить для себя вопрос о том, чем вообще «философия» отличается от «не-философии» и чем же, скажем, самый ругаемый (или экстравагантный) в истории философ-классик принципиально отличается от самодовольного обывателя, склонного выдавать свои досужие рассуждения за «философствование», а человеческие резонирования вообще, за философию.

    Однако общая манера современного образования зачастую характеризуется как раз обратной последовательностью. Считается, что всякий заведомо знает, что такое философия как таковая, «философия вообще». Ведь любая учебная программа, в качестве первого шага, сразу же предлагает разобраться, чем одна форма философии (философия как наука, например) отличается от другой её формы (философия как идеология, культура, форма общественного сознания и т.п.), чем, скажем, «материалистическая диалектика» Маркса отлична от «идеалистической диалектики» Гегеля, И.Канта или Платона… Поскольку же общеизвестно, что заведомо Маркс «лучше» Гегеля (и его сотоварищей по философскому цеху), то, с одобрения парткома, тот или иной школяр, очередной карьерный «бурбулис – кириенко» ничтоже сумняшеся горделиво нарекает свои обыденные представления «диалектическим материализмом», а собственно философские идеи Гегеля или Адама Смита выдает за «идеализм», достойный лишь всяческого презрения «порядочных людей». Поэтому далеко не случайно, что в голове такого «философа» потом обнаружатся и позитивизм, и псевдо-экзистенциализм, пережитки натурфилософии, вульгарного материализма, экстрасенсорной мистики, парапсихологии, «либерального дуализма» и т.д. и т.п.

    Что верно для философии вообще, то верно и по отношению к её основному вопросу. Зачисление «принципа тождества» мышления и бытия по ведомству лишь идеализма, основано на неумении отличать «всеобщее» от «особой формы выражения» этого же самого всеобщего, т.е. на неумении отличить предмет философии «как таковой» от идеалистической формы его выражения. А ведь это, как известно, есть нарушение правил элементарной формальной логики, предостерегающей всякое мыслящее существо от смешения, спутывания «одного» – с «другим».

    Между тем, у оппонентов Ильенкова подобная путаница, как правило, как раз и случается.

    Когда недоуменно спрашивают, что, собственно, следует понимать под тождеством мышления и бытия, то ответ состоит в том, что не следует здесь понимать ничего иного, кроме тождества с БЫТИЕМ именно МЫШЛЕНИЯ. Философски дисциплинированный ум должен уметь держаться исходных определений и последовательно проводить их во всех последующих рассуждениях и аргументах. Эвальд Ильенков же всегда говорит именно о мышлении, а не о «сознании», «представлении» или, например, «фантазии». Речь-то у него идет непременно о существе МЫСЛЯЩЕМ, а не грезящем или, например, мнящем…
    Что же касается «головы» каждого отдельного человека, то в ней по традиции всегда можно обнаружить много всего и всякого… Философию же эта самая голова интересует именно (и только!) как орган МЫСЛИ человечески-деятельностного существа.

    Это, однако, не исключает ведь возможности того, что голова может стать органом не только мысли, но и «НЕДО - мыслия». Имея в виду это обстоятельство, вся классическая философия (от Сократа, Платона и Гегеля до Аристотеля, Фейербаха и Маркса) четко и строго различает такие понятия как «сознание» и «мышление».

    Иначе говоря, мышление обязательно есть сознание, но вот сознание-то далеко не обязательно и не всегда есть мышление. Поэтому принцип тождества «мышления и бытия» никоим образом не равнозначен принципу тождества «сознания и бытия». А ведь на этом упорно настаивают оппоненты Э.В.Ильенкова, пытаясь обратить против него знаменитые аргументы В.И.Ленина, употребленные последним, собственно, против субъективного идеализма в социологии своей собственной партии, эпохи возобладавшего меньшевизма.
    Соотношение мышления и сознания, понятия и представления – тема, проходящая красной нитью через все философское творчество Эвальда Ильенкова.

    Определив «ИДЕАЛЬНОЕ», как способность человека отделять «форму вещи» от самой же этой «вещи», а затем действовать с этой же «формой» как со специфической, самостоятельной вещью, он постоянно настаивал на том, что идеальное идеальному – рознь!

    Философ, полагал он, никоим образом не должен путать идеальное «как таковое» – с той или иной, «особенной» формой этого самого идеального. Например, субъективная реальность данного человеческого индивидуума (предположим, «душа») есть лиши одна из многих форм идеального. Которое, однако, существует и в форме общественно развитой, специально институциализированной, системы духовного производства общественного человека (предположим, его «Духа»). Нарекать же «субъективное» - сущностью идеального, значит отчаянно грешить против правил формальной логики. Ведь умозаключение, согласно которому, «ежели субъективное есть идеальное, то тогда идеально и есть (!) субъективное» по своей логической природе аналогично следующему: «если все негры – люди, то, следовательно, все люди – негры»!

    С позиций Э.В.Ильенкова (т.е., собственно говоря, всей диалектической традиции мировой классики), «представление» – это есть такая форма идеального воспроизведения внешней человеку вещи, которая одинаково хорошо вмещает в себя как «понимание» этой вещи, так и «не – понимание» её. Иными словами, в представлении идеально воспроизводится (ПРЕД-ставляется перед индивидуумом) и закрепляется в слове (для общего употребления человеческим коллективом), как внутренняя (т.е. необходимая), так и внешняя (поверхностная, случайная) форма предмета, внешней вещи. Процесс же «фильтрации», отделения необходимой формы от случайной, и есть ни что иное, как собственно процесс МЫШЛЕНИЯ, т.е. идеального воссоздания предмета в форме ПОНЯТИЯ.
    Правила работы человеческой головы, осуществляющей такую фильтрацию, и носят в научной гносеологии наименование «восхождения от абстрактного к конкретному». Этот процесс «восхождения» К.Маркс, как известно, назвал способом «переработки созерцаний и представлений в понятия». Другими словами, главным Законом «духовно-теоретической деятельности» людей.
    Но если метод восхождения перерабатывает «случайную» идеальную форму вещи в «форму необходимую», то, как же происходит совпадение «необходимой идеальной» формы – с «необходимой реальной формой» этой же вещи?

    И здесь позиция Э. Ильенкова носит предельно определенный характер ФИЛОСОФСКОГО МАТЕРИАЛИЗМА. То есть, материализма … без пошлостей!
    … Ведь сама возможность идеального воспроизведения вещи, (т.е. отделения «формы» вещи от её же «материи», «субстрата», но с последующим «удвоением формы» на форму «реальную» и форму «идеальную»), обусловлена тем, что человек действует с вещью при помощи вещей же: в ручном труде, промышленном производстве, сельском хозяйстве… Именно этот всеобщий, необходимый общественный процесс производства и использования вещей природы для нужд человечества, и представляет собою ту стихию, в которой все вышеперечисленные дистинкции и происходят. А именно: вновь возникшая «форма форм» не только разделяет, но и обратно синтезирует их в исходное живое целое. Материальная форма вещи (и жизни) одинаково обща - как «материи», так и «идее» - именно своей формальностью. Обусловливая, в процессе продвижения «понимания» через паутину «представлений», и окончательную победу истинной идеальности над идеальностью мнимой.

    Другими словами, для того, что бы в составе «сознания» данного индивида отделить друг от друга его «представления» о предмете от «понятий» о нем, следует посмотреть, то ли он делает, что говорит, и, наоборот, то ли он говорит, что делает?

    Мышление о предмете тем и отличается от только «сознания» о нем, что, будучи идеальным способом воспроизведения имманентной (= всеобщей) определенности внешних вещей, оно является именно «универсальной» (на чем всегда Э.В.Ильенков и настаивал!), а не какой-либо «особенной» способностью человека. А универсальное существо тем и отличается от любого «не-универсального» существа, что может действовать не только «по форме», но и «по материи» вещей. То есть, может овладевать ими не только «на словах», но и «на деле».

    Замена (вольная или невольная!) «мышления» на «сознание» ведет к заведомой подмене принципа тождества мышления и бытия на принцип «тождества бытия и сознания». Человек, который вздумал бы последовательно провести эту понятийную трансформацию в самой жизни, постоянно путал бы свои «мысли» о действительности со своими «представлениями», «мнениями» и «фантазиями» о ней. Заодно покидается и почва собственно философии, пределы её предмета, ибо такой «философ» соотносит не столько духовную жизнь людей с жизнью материальной, сколько «сознание общественное» с сознанием «индивидуальным», ориентируясь, при этом, не на «суть дела», а на «общественное мнение» и общепринятые предрассудки. А тот, кто постоянно это делает, в конце концов, не только путает действительные представления с не-действительными, но и путает «представления о действительности» – с нею же самой. Понятно, что, в конце концов, такой человек станет предметом профессионального интереса уже не столько для философа, сколько для психиатра.


    *** *** ***

    Критика изложенной выше концепции Э.В.Ильенкова в отечественной литературе, в её целом характеризуется не-научным, научным и анти-научным подходами.

    О первом из них было сказано. Второй представлен в работах Г.С.Батищева, П.М.Егидеса и Мих.Лифшица. Его особенность состоит в том, что, встав на исходную позицию самого критикуемого ими автора, они пытаются обратить её против самого же Э.Ильенкова.
    Как именно?

    Отношение мышления к бытию не должно закрыть от нашего взора тот факт, что бытие «бытию» – рознь!- настойчиво напоминают они. Дескать, мышление, постигшее бытие в акте совпадения с ним, обречено открыть принципиальную… само-не-тождественность бытия.

    Другими словами, бытие – это творчество. Все новое и новое порождение себя собою же. И потому-то, не-тождество бытия самому себе суть одновременно и не-тождество бытия – мышлению. Понимает ли эту принципиальную «тонкость» Э.Ильенков? – Скорее нет, полагают они…
    И, на наш взгляд, – напрасно! Что бытие есть «творчество» – мысль эта такой же красной нитью проходит через все его философские труды, как и принцип «тождества». Здесь достаточен всего лишь простой текстуальный анализ – и нет проблем.

    Но, более того, и мышление «мышлению» – тоже рознь!- углубляет выдвинутый против него вопрос уже и сам Ильенков. «Косное», нетворческое мышление в свою очередь соответствует и «нетворческому» же, косному бытию… Блестящих вариаций на данную тему у этого автора несть числа!

    Наконец, укажем здесь и на один пример ненаучной критики нашего автора, которая имеет особый, так сказать, «институциализирующий» характер. Это монография М.Н.Руткевича «Актуальные проблемы ленинской теории отражения», С-УКИ, Свердловск, 1970., которая была положена в основу создания так называемой «Уральской философской школы», вот уже несколько десятилетий подряд институциализированной в виде философского факультета УрГУ. Через игольное ушко её концепций прошли сотни и даже тысячи дипломированных философов, а так же аспирантов и докторантов иных, «нефилософских» специальностей.

    Её доктринальная суть: тождество мышления и бытия – это специфический язык «гегелевской», а, следовательно, немарксистской философии, несущей в себе «идеализм» и «агностицизм», со всеми признаками антимарксизма и антисоветского «ревизионизма» (см.: указ. соч., с.27-34.) Ученый арсенал М.Руткевича в этом «анализе» известен: мышление у критикуемого им автора, - это «сознание» и даже «ощущение», а вот бытие – это, дескать, «предмет», «физическое» и т.д. и т.п. То есть, типичная ПОДМЕНА ПОНЯТИЙ! Со всеми вытекающими (и уже драматически свершившимися!) отсюда последствиями, кстати говоря…


    Валерий МОЛЧАНОВ, кандидат философских наук

    ноябрь 1982 – февраль 2003

    Тезисы доклада на научной конференции «Россия в III тысячелетии…
    Екатеринбург, Изд-во АМБ, 2003, с.60-63.)
     
  3. Виталий Глухов

    Виталий Глухов Active Member

    Регистрация:
    27 окт 2007
    Сообщения:
    40
    Симпатии:
    0
    Э.В.ИЛЬЕНКОВ И РУССКИЙ АКАДЕМИЗМ

    (к 80-летию со дня рождения философа)

    Если верно, что, вступая в 3-е тысячелетие, Россия не собирается отказаться от себя самой, то 21 век обречен на новые и новые подтверждения русской «всечеловечности», дистинктивно-дискриптивно оформленной еще А.С. Пушкиным, П.Я. Чаадаевым и Ф.М. Достоевским.

    ...Из беспощадного столкновения русского и немецкого национального Гения, как известно, родился знаменитый АКМ. Совсем недавно НТВ показало нам сюжет о том, как пятилетний палестинский малыш, обхватив обеими ручонками АКМ, громко кричит: «Я хочу автомат Калашникова! Я хочу автомат Калашникова!».

    Зато несколькими минутами ранее, веселые болгарские детишки, подпрыгивая и весело смеясь, в виду своего Симеона, наперебой кричат: «Мы хотим царя! Мы хотим царя!».

    Именно всечеловечности русской души по силам, не впадая в тот или иной нервный срыв, освоить и гармонично выразить эту реально оформившуюся р а з в и л к у исторических путей в уже наступившее будущее...

    Но, как?

    Духовно-психологическая конституция, востребованной нынешнем человечеством современной, русской души, ярко и надежно, на наш взгляд, представлена такими русскими именами, как А.Ф. Лосев, Э.В. Ильенков и В.В. Кожинов.

    Каждый из них – это, в буквальном смысле слова, СОСТОЯВШАЯСЯ Россия!

    Свою кон–гениальность тому и другому авторам В. В. Кожинов заявлял и обосновывал не раз, прежде, чем покинул нас в 2001 году.

    А.Ф. Лосев, всей своей жизнью и творчеством, осуществил синтез между классической русской и классической греческой стихией, попутно найдя действительное место классической цивилизации Запада («Гуманизм – гора трупов»). Его «История античной эстетики» и «Эстетика возрождения» - тому блестящий пример.

    Э.В. Ильенков, в своей «Диалектической логике», чью методологию («мыслить самими фактами») В. Кожинов блестяще применил в монументальном 3-х томнике («История Руси и русского слова», «Россия: век ХХ (1901-1939)» и «Россия: век ХХ: (1939-1964)», осуществил бесспорный синтез русской и классической марксистской мысли XIX – XX веков. Оговорив условие, что и то и другое – это «именно мысль», а не псевдоинтеллектуальный блеф либо номенклатурно-бюрократический обман.

    И тот, и другой и третий доказали и продемонстрировали не раз: настоящий русский человек, готовый и способный вынести синтез веков и тысячелетий, всегда ежесекундно стоит перед актуальным жизненным выбором: сытость или Правда; Бытие или реальность; социальное животное или Человек?!

    Сегодня оголтелый карьеризм, находящийся на бесстыдной службе у своекорыстия и у культа личности ближайшего начальства, и дальше толкают человечество по пути палестинского карапуза, обнимающего русскую гениальность за рожок его АК. И если русские герои мысли правы, то академическое мародерство на службе у карьеризма, ведущее человечество в не-бытие (µή ον), воистину бессильно перед максимами истинно русского бытия (οντος ον) :



    - мыслить мыслью! (Э. Ильенков).

    - мыслить фактами! (В. Кожинов).

    - воистину мыслить людьми! (А.Лосев)



    Колоссальный жизненный Предмет, который прекрасно персонифицировали все они, мы уже поименовали словом «состоявшаяся Россия». Однако, в специальном смысле этого слова, его можно определить как «аутентичную академическую стихию». Точнее, «Русскую Академию». А в смысле всемирно-историческом, как жизненную Истину человеческого Бытия.

    Стихия эта – фактитчность мыслимо - мыслящего и мысляще - мыслимого Человека – принципиально не сводима ни на один из отвлечённых (абстрактных) моментов своей конкретной целостности. Своей живой жизненности!- иначе говоря…

    Типичнейший пример сей «мертвящей абстракции» – знакомый каждому из нас фетишизм факта. Вот что сказал по этому поводу (буквально в день и год своей кончины) А.Ф.Лосев: «Меня, как и всех, всегда учили: факты, факты, факты, самое главное – факты. От фактов – ни на шаг. Но жизнь меня научила другому, я слишком часто убеждался, что все так называемые факты всегда случайны, неожиданны, текучи и ненадёжны, часто непонятны, а иной раз даже и прямо бессмысленны. Поэтому мне волей-неволей часто приходилось не только иметь дело с фактами, но ещё больше того с теми общностями, без которых нельзя было понять и самих фактов. И вот та реальная общность, те священные предметы, которые возникли у меня на путях моих обобщений: родина, родная гимназия, которую я кончил ещё до революции, единство филологии и философии, Кирилл и Мефодий, как идеалы и образцы этого единения». (Цит. по: «ДЕТСТВО. ОБРАЗОВАНИЕ. БОГОСЛОВИЕ и КУЛЬТУРА. Возрождение софиологии и софиология возрождения на Урале. Екатеринбург, 1998, с.61.)

    Но священным предметам Жизни угрожает не только это. Грозит ей и нарочитый вербализм мысли ( Э.Ильенков любил повторять слова Л.Фейербаха: «если бы мысль и слово непосредственно совпадали, то самые большие болтуны были бы самыми великими мыслителями!»). Грозит и вездесущий фетиш «Закона… без Благодати», который, по В. Кожинову, оставляет под запретом уже и самую фактическую жизнь.

    Только «нужные слова», только «разрешенные факты»! Только – политкорректно! – вот его вопиющий девиз.

    Не «НОМОС», но «Л О Г О С»! То есть, бытие как благодать! – вот, в свою очередь, девиз русского академизма, не согнувшего выю перед вездесущим академическим мародерством современных «социальных животных», занимающихся «метафизикой»… Чьими неутомимыми усилиями была организована (всё ещё продолжающаяся) травля и Лосева, и Кожинова, и Ильенкова.

    … Ф И Л О-логическое отношение к русской жизненной стихии, к национальной гениальности, в нынешнем нашем Отечестве означает следующее: во-Истину предметна не столько «русская цивилизация», её «социум», сколько «русский СОФИУМ». Реальность Русского Логоса, иначе говоря.

    Самый свежий пример «борьбы за Логос» на почве современного образования (призванного отделить и защитить людей от социальных животных!) даёт РЕЗОЛЮЦИЯ II Российского философского конгресса “XXI век: будущее России в философском измерении» (см.: «НАУКА УРАЛА», декабрь, 1999, № 23).

    Её суть: образование должно быть не столько высшим, сколько полным. Высшее образование вместо полного – это всего лишь современная формула н е о б р а з о в а н н о с т и.

    Образование без …логики, ведёт к диплому… вместо образования. Его результат – катастрофа для личности и для общества.

    Это видно «даже по фактам»…

    Ибо это – воистину так!

    ОПУБЛИКОВАНО: В.А.МОЛЧАНОВ «К 80-летию Э.В.ИЛЬЕНКОВА: доклад к VI Международной научной конференции «Ильенковские чтения – 2004». Екатеринбург-Москва, 2004 г. с.29-30.