ХАОС - это мы (как нам кажется, упорядоченный)

Тема в разделе "Метафилософия и диалектика", создана пользователем metafilosof, 1 май 2008.

  1. metafilosof

    metafilosof Well-Known Member

    Регистрация:
    2 фев 2008
    Сообщения:
    75
    Симпатии:
    0
    ХАОС - это мы (как нам кажется, упорядоченный)

    а тот хаос - апейрон Анаксимандра - и есть абсолютный порядок.

    Считается, что сочинение Анаксимандра "О природе" было вообще первым прозаическим изложением научных теорий в Древней Греции. Более поздние авторы приводят названия и других трудов философа, но все они были рано утрачены. Предположительная дата написания трактата "О природе" - 546 г. до н.э. Анаксимандр трактовал вопрос о мировом веществе иначе, чем это делал его учитель Фалес Милетский. Конечно, сегодня с высот МСФ, мы понимаем, что поиск финитного мирового вещества, которое бы позволило построить мироздание, - это аксиоматически порочный путь. Но в древние времена, впрочем как и в средневековье, которое в этом плане фактически длится по сю пору, считалось абсолютно истинным то, что поиск такого финитного понятия, как мировое вещество или идея, - это аксиома философского строительства мироздания. Анаксимандр считал, что мировое вещество нельзя искать среди эмпирически данных веществ, т.к. они, в том числе и вода, все ограничены. Диоген Лаэртский пишет: "Он говорил, что начало и элемент (стихия) есть беспредельное, не определяя его ни как воздух, ни как воду, ни как что-либо другое. Он учил, что части изменяются, целое же остается неизменным". Современные материалисты трактуют это положение Анаксимандра следующим своим образом: если различные состояния материи (части) переходят одно в другое, то целое - вся материя в совокупности - не может перейти в какое-нибудь другое первоначало. Отсюда они делают вывод, что Анаксимандр был материалистом уже тогда, когда философия еще не распалась на идеализм и материализм. Мы бы не спешили зачислять Анаксимандра в материалисты, хотя в его холистской (целостной) философии (относительно вычлененных из нее других философий) свои гносеологические корни могут найти как материализм, так и идеализм. Для нас же важно зафиксировать, что в философии Анаксимандра начало и элемент трактовались как беспредельное, а это, согласитесь, не материя древних, и, как будет показано ниже, не материя современных материалистов с ее атрибутикой бесконечного . Для трактовки "начала и элемента как бесконечного" важно свидетельство о Анаксимандре Симплиция в "Физике", основанное на указании Феофраста, ученика Аристотеля: "Анаксимандр... сказал, что начало и основа всего сущего - апейрон. Он первый приложил это название к началу..." Но что такое апейрон в толковании древних философов? Согласно Аэцию (VI в.н.э.) апейрон есть не что иное, как материя. Аристотель считает, "что апейрон есть материальная причина". Примечательно то неудобство, которое апейрон доставляет всем последующим после Анаксимандра философам. Они пытаются, в соответствии со считавшейся философской аксиомой поиска финитного понятия, на основании которого (как на начале и элементе - своего рода на философском кирпиче) можно было бы строить мироздание, а апейрон как понятие никак не вмещался в такую схему. Отсюда то мучительно дискомфортное разнообразие свидетельств древних авторов, когда они передают мнение Анаксимандра о природе апейрона . У Аэция читаем: "Анаксимандр ошибается, не говоря, что апейрон, есть ли он воздух, или вода, или какие-либо другие тела". По Симплицию, апейрон "не вода и не какая-либо другая стихия, но это какая-то другая неопределенная природа, из которой происходят небеса и все пребывающие в них космосы". Гегель в своих трудах зафиксировал это бесконечное как "неопределенную материю". Однако мы будем трактовать апейрон максимально широко, как его, очевидно, трактовал Анаксимандр, а именно: как то, чего не может не быть, иэбегая волевой привязки апейрона к материи или к какому-либо другому финитному понятию. В своем месте мы покажем, что такое определение отличается от современного материалистического и включает последнее как частное. Используя добытые к настоящему времени наукой понятия, можно было бы определить апейрон как "бесконечное множество субстанций, бесконечных по своим качественным параметрам", однако первое определение апейрона аксиоматически более общее. Учение об апейроне неотделимо у Анаксимандра от учений о "вечности движения и о единстве противоположностей (в терминах современного материализма) или о "вечности диалектики и симбиозе родственных разнокачественностей (в терминах МСФ). Для Анаксимандра апейрон активен. Анаксимандр, заявляет Симплиций, принадлежал к учившим о существовании "единого и движушего бесконечного". Гермий (конец II - начало III в.) также сообщает:"...Анаксимандр говорит, что вечное движение есть более древнее начало, чем вода, и что благодаря ему одни вещи рождаются, а другие уничтожаются". Более поздний Аристотель мыслил материю пассивной и инертной, приводимой в движение перводвигателем . Анаксимандр был диалектиком бесконечного, он представлял мир в качестве бесконечного сплетения связей и взаимодействия, где первоначалом и элементом было бесконечное. Но диалектика Анаксимандра, как и целого ряда других оставшихся неизвестными философов того времени, выражается также и в том, что он пытался подойти к проблеме декомпозиции (вычленения) из целого отдельных противоположностей, и о единстве противоположных, живущих в симбиозе, начал. Вот свидетельство Аристотеля: "Физики рассуждают двояко. Именно одни, приняв какую-нибудь из трех стихий или нечто другое, плотнее огня, но тоньше воздуха, остальное порождают, производя многое через разрежение и уплотнение, а разрежение и уплотнение суть противоположности, вообще избыток и недостаток... Другие же говорят, что из единого выделяются существующие в нем противоположности, как утверждает Анаксимандр...". Таким образом, по Анаксимандру, противоположности выделяются из единого. Противоположности теплого и холодного, сухого и влажного, выделяясь из апейрона, обуславливают переход качества из одного состояния в другое. К сожалению, для восстановления той давлеющей модели мироздания, которой как модельной аксиомой руководствовался Анаксимендр в своих философских построениях, сохранилось крайне мало фрагментов коментаторов. Одной из основных причин этого, как нам кажется, является патологическое философское неприятие последующими философами этой модели. Одно дело логически стройное утверждение о бесконечном апейроне, а другое - построение на основании этой аксиомы модели мироздания, из которой логически необходимо возникает множество миров, что само по себе порождает "ужас сложности", в котором к тому же человек по своим ресурсным возможностям низводится к чему-то вроде (как сказал современный поэт) "облака в штанах". Последнее настолько сильно противоречит эгоистическому восприятию этого "реально существующего на самом деле материального" мира (протяни руку и пощупай!), что до сих пор является решающим аргументом для современных сугубых материалистов. Для оценки космологического учения Анаксимандра важен фрагмент, сохраненный Симплицием, который взял его у Феофраста: "Из чего происходит рождение всего сущего, в тоже самое все исчезает по необходимости, ведь все это получает возмездие друг от друга за несправедливость и согласно порядку времени". Что за несправедливость и что это за возмездие, которое приводит к тому, что возникший из апейрона мир, космос, обречен на гибель? Толи это в рудиментарной форме то, что у Канта вылилось в учения "о нравственности и свободе", а в МСФ в "законы гармонии систем "Я" и "не-Я", толи дань восточно-религиозным представлениям) в изложении Симплиция этого не поймешь. Подобный способ описания естественных явлений имеет свои истоки в греческой мифологии, в которой существует представление о том, что мир поделен между богами, которые тщательно следят за тем, чтобы не были нарушены границы их владений, представление о богине Немезиде с весами в руках, роль которой состоит в надзоре над тем, чтобы мера не была нарушена. Однако, очевидно, что у Анаксимандра уже нет этих сверхестественных стражей меры, у него все космические процессы совершаются по своим имманентным законам. Но следы мифологического мировоззрения в изложении модели сохраняются, как того требовали обычаи мифологической культуры того времени. Спустя две тысячи лет Кант также вынужден был отдать дань научным обычаям своего времени при изложении своего "трансцендентального мышления". Таким образом, можно считать, с достоверностью установлено, что у Анаксимандра апейрон производит миры из себя, в вечном превращении и поглощает их снова в себя. Однако, детали его космологического учения остаются неясными. Аристотель приводит два основания, из которых Анаксимандр, считая, что Земля пребывает в мировом пространстве, ни на что не опираясь. "то во-первых, утверждение, что Земля покоится в центре мира, будучи одинаково удаленной от всех его концов (все-таки концы мира у Анаксимандра предполагаются), и, во-вторых, догадка, что в мировом пространстве нет ни верха, ни низа, ни левой, ни правой стороны (гениальная гипотеза, достойно не осмысленная философией до сих пор), так что у Земли не больше оснований падать в одну сторону, чем в другую. Важнейшее свидетельство о космологической теории Анаксамандра идет от Феофраста. "В беспредельном (апейрон) заключается всяческая причина всеобщего возникновения и уничтожения. Из него, говорит он, выделились небеса (все-таки небеса одни на все бесконечное множество миров - автор) и вообще все миры, число которых бесконечно. Он объявил, что все они погибают по истечении весьма значительного времени после своего возникновения, причем с бесконечных времен происходит круговращение всех их... Равным образом он говорит, что при возникновении нашего мира из вечного начала выделилось детородное начало теплого и холодного (тоже гениальная гипотеза, предполагающая возникновение других, ненашего, миров, где детородным началом может быть другое, а не теплое и холодное: гипотеза также не оценена философией - автор) и, образовавшаяся из него, некоторая огненная сфера облекла воздух, окружающий Землю, подобно тому, как кора облекает дерево. Когда огненная сфера порвалась и замкнулась в несколько колец, возникли Солнце, Луна и звезды". Именно вращением этих колец, а не вращением Земли, Анаксимандр обэяснял суточное движение небесных тел по небосводу. Что касается Земли, то она была первоначально полностью покрыта водой, но под воздействием небесного огня часть влаги испарилась, и из воды выступила суша. Эти испарения породили дуновение ветров. Последние являются причиной вышеупомянутых поворотов солнечного и лунного колец. О расстояниях от Земли до Луны, до Солнца и до звезд, а также о размерах небесных тел Анаксимандр имел, как и вся наука того времени, самые наивные представления. Таким образом, перед нами первая аргументированная теория с элементами неизбежной наивности ввиду наивного уровня науки того времени, обэяснения происхождения вселенной, состоящей из бесчисленных миров, которая ценна для нас своим холистским (целостным) восприятием вселенной, не испорченным более поздней дихотомией мира на материю и сознание. Анаксимандр также совершил попытку дать естественное обэяснение возникновение живых существ, включая и человека: "Первые живые существа, - свидетельствует Аэций, - родились во влаге и были покрыты колючей чешуей. По достижению известного возраста они стали выходить на сушу и там, когда начала лопаться чешуя, они в скором времени изменили свой образ жизни". "Все живое рождается из воды, испаряемой солнцем", - так передает Ипполит (III в. н.э.) мнение Анаксимандра по вопросу о происхождении жизни. Анаксимандр считал душу чем-то телесным. Аэций сообщает, что по Анаксимандру, "природа души воздухообразна". Отсюда можно сделать вывод, что Анаксимандр воспринимал материалистический анимизм, свойственный мифологическому мировоззрению, представлявший душу как нечто телесное. Мы считаем это важным аргументом древних философов в пользу тезиса МСФ о материалистичности сознания. Можно ли отнести философию Анаксимандра к классу бесконечных философий в противоположность таким финитным философиям как появившиеся позднее материализм и идеализм? Если не принимать во внимание "единые" для всего бесконечного множества миров "небеса" да "концы света" в модели вселенной Анаксимандра, то да, можно! "Единые небеса", как представляется автору, понадобились Анаксимандру, как обиталища богов (не будем забывать, что это было время всеобщей мифологической культуры). То же самое можно сказать и о "концах света". Но эти два момента не являются определяющими для целостности философии Анаксимандра, основывавшейся на идее бесконечного (апейрона) как начала и элементе бесконечного множества миров . К тому же "концы света" вполне могут в современных научных понятиях получить трактовку (границ систем). Таким образом, можно констатировать, что класс бесконечных философий открывается философией Анаксимандра. В свое время греческие философы испугались "ужаса сложности" философии Анаксимандра, не заметив даже, как его греческая философия гармонично сливается с мистическими философиями Востока (а может быть именно поэтому), и вот уже две тысячи лет путаются в силках "здравого смысла" Аристотеля. Об Анаксимандре не сохранилось ничего, кроме ругани в его адрес. По ней мы можем восстановить его словесный портрет при том, что скульптурный портрет Анаксимандра известен. Скорее всего, он был небольшого росточка как Высоцкий, лысый и умный как Ленин и затюканный как я: не лез в царевы наставники, не подбивал Александра Македонского на мировую войну, не получал от последнего возами завоеванные рукописи, из которых стриг бы свое энциклопедическое наследие. Просто он, очевидно, говорил: не верите, ну и хрен с вами, через пару тысяч лет это вам икнется. На том основании, что сфера - совершеннейшая из форм, Архимед высказал совершеннейшую чушь, что Земля - круглая. Эта вредная идея настолько противоречила здравому смыслу и Библии, что пришлось даже кое-кого сжечь. Но когда церковь завоевала весь мир - выяснилось, что он - круглый. Создалось неловкое положение. Выручил Лаплас, заявив, что уж Вселенная-то точно подчиняется Евклиду, с чем мы благополучно и живем по сей день. Здравый смысл - коварная штука. Когда Аристотелю доложили, что по агентурным данным Земля круглая, он сказал, что это противоречит здравому смыслу, поскольку мы все с нее попадаем. Это было так убедительно, а воины Александра Македонского, мальчика на побегушках Аристотеля, так мускулисты, что современная математика (несмотря на то, что Земля стала круглой) до сих пор плавает на бесконечной числовой оси, лежащей на единственном плоском мире, лежащим на трех слонах, стоящих на огромной черепахе и т.д., пытаясь объединить разрубленные нуль и бесконечность. Так что любимый отечественный научный принцип "Сила есть - ума не надо" имеет глубокие исторические корни.