Узбекистан

Тема в разделе "Политика", создана пользователем VicRus, 26 апр 2008.

  1. VicRus

    VicRus Administrator

    Регистрация:
    25 фев 2007
    Сообщения:
    9.525
    Симпатии:
    0
    Пол:
    Мужской
    Род занятий:
    Пенсионер, ветеран труда
    Адрес:
    Москва
    Сайт:
    Реальное имя:
    Виктор Алексеевич
    .
    Информация от zarubezhom.com:

    Заметки о бывшем советском Ташкенте: «Отец нации» Каримов боится своего народа и смертельно ненавидит его, и… народ отвечает ему взаимностью. Особенно не любят его дочь Гюльнару, которая развернула бурную деятельность везде, где можно сорвать деньги. В центре города выстроила очередной банк – образец помпезности и безвкусицы – весь в позолоченных рюшках-завитушках, зеркалах. И больше напоминает публичный дом, чем солидный банк. Народ ненавидит Каримова за многое: за невыносимо нищенскую жизнь, за непомерно высокие налоги и безработицу; за то, что уже 15 лет стоят или физически снесены с лица земли десятки заводов, на которых работали сотни тысяч людей – авиационный завод им. Чкалова, тракторный, Ташсельмаш (хлопкоуборочные комбайны), моторный завод-гигант, единственный во всей Средней Азии завод «Подъёмник», и т.д. Зато – в одну сторону посмотришь – банк, в другую – аптека, и так чуть ни на каждом шагу: банк-аптека, аптека-банк, банк-аптека, аптека – банк… (Это, Уотсон, и в США так же - травят народ, продавая яды в аптеках, и тут же банки отбирают деньги)

    Город знаменит своими роскошными, богатейшими базарами, на которых круглый год не переводится полный ассортимент всевозможных овощей и фруктов. Урожай у нас собирают 2 раза в году: в мае-июне и сентябре - октябре. Горожане, получая в основном небольшие деньги, выживали раньше за счёт дешевизны базаров. Но это в прошлые года. С весны 2007-ого года цены на жильё, коммунальные услуги, электроэнергию, бензин резко подскочили. Цены на фрукты и овощи, я уж не говорю о мясо -молочных продуктах, стали просто не по карману. Особенно на базарах в центре города – образцово показательных для редких в наших краях иностранцев. Как выживают сельчане (а они составляют более 60% населения республики), для нас большая загадка… Урожай-то вырастили, но куда его девать? Вывоз за пределы республики затруднён из-за непомерных транспортных расходов и задержек на таможне. (Чёткие манипуляции с ценами, чтобы сгноить гоев. Все евреи - бухарские - они же теперь в Нью-Йорк вывезены, поэтому оставшихся в Узбекистане гоев можно морить чохом) Кто бывает в кишлаках, рассказывают о нищете дехкан, о том, что дети многие не ходят в школу из-за непомерной дороговизны учебников и транспорта, на котором в эту школу ещё надо добраться. Ведь в кишлаках в каждой семье, как минимум, 5-7 детей, а то и10-12, и каждого надо одеть, обуть и накормить. Тяжело живётся трудовому народу, очень тяжело…А люди здесь замечательные, очень добрые, щедрые, гостеприимные, открытые. Чванство, наглость, хамство процветает среди чиновничьего сословия. Приходилось с ними сталкиваться и не однажды. Свой народ они обирают и унижают безмерно, ибо он привык к покорности.

    С русскими - осторожничают, в энергетике, в промышленности всё держится только на русских, которым некуда ехать. В Узбекистане до 1991г. жило около 2,8 млн. русских, сейчас и миллиона не наберётся… Люди уезжают, т.к. нет работы, а если есть, то зарплата настолько мизерная, что едва хватает на проезд, да на скромный обед. Это конечно не жизнь, а борьба за выживание… Какие - либо выступления, демонстрации, «кастрюльные бунты» здесь даже теоретически невозможны. Недовольные и оппозиция исчезают бесследно и всей семьёй. «Отцу нации» ничего не стоит применить против своего народа – танки, ОМОН и послать на небеса сотню-другую недовольных сограждан. На базаре Чор-Су (Старый Город), на площади, в знак протеста, облили себя бензином и подожгли две женщины-мусульманки. При помощи Омона базар очистили и закрыли дней на десять. Когда открыли, все ахнули: базарная площадь самого старого, огромного национально – колоритного рынка была вся перегорожена мощными, металлическими решётками, т.е. превращена в тюремный двор с многочисленными загонами для гойского скота.

    Это надо видеть! С тех пор я на этот базар не люблю ходить: бережёного - Бог бережёт… Видели бы вы наших «падших женщин», не тех, которые ошиваются около ресторанов и в них, около гостиниц и в них (90% из них – русские!), а тех, кто крутится у базаров на окраинах города и по Кольцевой дороге. Это, в основном, женщины из пригородных кишлаков узбечки, кореянки, их возраст – далеко за 30. Лица у них тёмные от загара, одеты бедно, но чисто. Видела подобную картину у базара «Куйлюк», как эти женщины толпой бросаются к остановившейся машине, каждая сулит «необычайное наслаждение», стыдливо пряча свои, заскорузлые от копания в земле, руки… Как мне их было жаль! И как мучительно за них обидно и стыдно. Но видно нужда заставляет их идти на это… Дома – семеро по лавкам, а мужья на заработках в России или в Казахстане, где им - «чуркам» тоже не сладко приходится. А народ непьющий, работящий, не вороватый был до того времени, как «избранные» сюда нагрянули в начале войны. (имеется ввиду евреи из европейской части СССР в эвакуацию.

    Это к вопросу о Бабьем Яре. Не поняли, Уотсон? Все евреи из Киева были эвакуированы в первую же неделю войны. Так что расстреливать в Бабьем Яру было физически некого:aerophoto.htm У меня точных цифр по Киеву нет, но есть по соседнему Гомелю. В Гомеле до войны было 150 тысяч жителей из которых 100 тысяч были евреи. Через неделю после начала войны гомельские евреи все были эвакуированы, (это этим в первые недели занимались еврейские власти Совдепии) и в Гомеле осталось 50 тысяч гоев; и очевидцы говорят, наступила райская жизнь и еда появилась от пуза. Евреи эвакуировались куда? В Среднюю Азиию. И проблемы сразу начались там.) Я здесь живу с 1982 года, так старожилы мне рассказывали, что до войны никто в Ташкенте о замках и понятия не имел. Зато сейчас каждая квартира – сейф с металлическими дверями, решётками на окнах и бесконечными заборами, обезобразившими весь город. (Абсолютно такая же проблема, какая возникла и в Новой Зеландии после 1991 года, куда понаехали советские евреи. До этого машины в Новой Зеландии и дома не запирались). Центр города в последние 2-3 года вообще поразительно опустел и обезлюдел. По приказу свыше убраны газетные киоски, уличные кафе, цветочные уголки; т.е. всё, что делало город уютным и придавало ему неповторимую национальную окраску. Раньше на каждом углу можно было присесть за столик, угоститься горячей лепёшкой, чаем зелёным, покушать замечательный плов, который здесь готовят только мужчины, заказать шашлык. В Ташкенте всегда было – с голоду не пропадёшь! А сейчас только на базарах жизнь кипит и можно как-то пообщаться с народом, угоститься национальными кушаньями. Из российских газет мы можем купить только «АиФ». Все остальные газеты и журналы давно уже исчезли, т.к. посмели писать правду о развале экономики и нищенстве народа (АиФ, получается, не пишет). Местное ТВ (есть канал на русском языке) не смотрю уже лет 5-6, т.к. там только восхваление «отца нации» и хвастовство несуществующими экономическими успехами".

    Вобщем, Уотсон, как пел в в СССР узбекский вокально-инструментальный ансамбль "Ялла":

    "Живи Ташкент - звезда Востока
    столица дружбы и тепла".

    .