Смертная казнь и Михаил Ломоносов!

VicRus

Administrator
#1
Тема "История", форум БФ
В.И.Жиглов написал:



За что выдающийся русский ученый Михаил Ломоносов был приговорен к смертной казни?

И кто был заинтересован в похищении научной библиотеки Михаила Ломоносова и в сокрытии, и, скорее всего, в уничтожении его многочисленных рукописей, над которыми он трудился в течении всей своей жизни?

М.В. Ломоносов попал в опалу из-за своих разногласий с немецкими учеными, составлявшими в XVIII веке костяк Академии наук. При императрице Анне Иоанновне в Россию хлынул поток иностранцев.

Начиная с 1725 года, когда была создана Российская академия и до 1841 года, фундамент русской истории переделывали прибывшие с Европы плохо говорящие по-русски, но быстро становившимися знатоками русской истории следующие «благодетели» русского народа, заполонившие историческое отделение Российской Академии:

Коль Петер (1725), Фишер Иоганн Эбергард (1732), Крамер Адольф Бернгард (1732), Лоттер Иоганн Георг (1733), Леруа Пьер-Луи (1735), Мерлинг Георг (1736), Брем Иоганн Фридрих (1737), Таубер Иоганн Гаспар (1738), Крузиус Христиан Готфрид (1740), Модерах Карл Фридрих (1749), Стриттер Иоган Готгильф (1779), Гакман Иоганн Фридрих (1782), Буссе Иоганн Генрих (1795), Вовилье Жан-Франсуа (1798), Клапрот Генрих Юлиус (1804), Герман Карл Готлоб Мельхиор (1805), Круг Иоганн Филипп (1805), Лерберг Август Христиан (1807), Келер Генрих Карл Эрнст (1817), Френ Христиан Мартин (1818), Грефе Христиан Фридрих (1820), Шмидт Иссак Якоб (1829), Шенгрен Иоганн Андреас (1829), Шармуа Франс-Бернар (1832), Флейшер Генрих Леберехт (1835), Ленц Роберт Христианович (1835), Броссе Мари-Фелисите (1837), Дорн Иоганн Альбрехт Бернгард (1839). В скобках указан год вступления названного иностранца в Российскую Академию.

Идеологи Ватикана обратили свой взор на Русь. Без лишнего шума в начале XVIII века в Санкт-Петербург направляются один за другим будущие создатели российской «истории», ставшие впоследствии академиками, Г.Ф. Миллер, А.Л. Шлёцер, Г.З. Байер и мн. др. В виде римских «заготовок» в карманах у них лежали: и «норманнская теория», и миф о феодальной раздробленности «Древней Руси» и возникновении русской культуры не позднее 988 г. н.э. и прочая дребедень. Фактически иностранные ученые своими исследованиями доказывали, что «восточные славяне в IX—X веках были сущими дикарями, спасенными из тьмы невежества варяжскими князьями». Именно Готлиб Зигфрид Байер выдвинул норманнскую теорию становления Российского государства. По его теории «прибывшая на Русь кучка норманнов за несколько лет превратила «темную страну» в могучее государство».

Непримиримую борьбу против искажений русской истории вел Ломоносов и он оказался в самой гуще этой борьбы. В 1749 - 1750 годах он выступил против исторических взглядов Миллера и Байера, а также против навязываемой немцами "норманнской теории" становления России. Он подверг критике диссертацию Миллера «О происхождении имени и народа российского», а также труды Байера по русской истории.

Ломоносов нередко ссорился с иностранными коллегами, работавшими в Академии наук. Кое-где цитируется его фраза: «Каких гнусных пакостей не наколобродит в российских древностях такая допущенная в них скотина!» Утверждается, что фраза адресована Шлёцеру, который «создавал» российскую «историю».

М. Ломоносова поддержали многие русские ученые. Член Академии наук, выдающийся русский машиностроитель А.К.Мартов подал в Сенат жалобу на засилье иностранцев в русской академической науке. К жалобе Мартова присоединились русские студенты, переводчики и канцеляристы, а также астроном Делиль. Ее подписали И. Горлицкий, Д. Греков, М. Коврин, В. Носов, А. Поляков, П. Шишкарев.

Смысл и цель их жалобы совершенно ясны - превращение Академии Наук в русскую НЕ ТОЛЬКО ПО НАЗВАНИЮ. Во главе комиссии, созданной Сенатом для расследования обвинений, оказался князь Юсупов. Комиссия увидела в выступлении А.К.Мартова, И.В.Горлицкого, Д.Грекова, П.Шишкарева, В.Носова, А.Полякова, М.Коврина, Лебедева и др. "бунт черни", поднявшейся против начальства» [215], с.82.

Русские ученые, подавшие жалобу, писали в Сенат: "Мы доказали обвинения по первым 8 пунктам и докажем по остальным 30, если получим доступ к делам" [215], с.82. «Но... за "упорство" и "оскорбление комиссии" были арестованы. Ряд из них (И.В.Горлицкий, А.Поляков и др.) БЫЛИ ЗАКОВАНЫ В КАНДАЛЫ И "ПОСАЖЕНЫ НА ЦЕПЬ". Около двух лет пробыли они в таком положении, но их так и не смогли заставить отказаться от показаний. Решение комиссии было поистине чудовищным: Шумахера и Тауберта наградить, ГОРЛИЦКОГО КАЗНИТЬ, ГРЕКОВА, ПОЛЯКОВА, НОСОВА ЖЕСТОКО НАКАЗАТЬ ПЛЕТЬМИ И СОСЛАТЬ В СИБИРЬ, ПОПОВА, ШИШКАРЕВА И ДРУГИХ ОСТАВИТЬ ПОД АРЕСТОМ ДО РЕШЕНИЯ ДЕЛА БУДУЩИМ ПРЕЗИДЕНТОМ АКАДЕМИИ.

Формально Ломоносов не был среди подавших жалобу на Шумахера, но все его поведение в период следствия показывает, что Миллер едва ли ошибался, когда утверждал: "господин адъюнкт Ломоносов был одним из тех, кто подавал жалобу на г-на советника Шумахера и вызвал тем назначение следственной комиссии". Недалек был, вероятно, от истины и Ламанский, утверждающий, что заявление Мартова было написано большей частью Ломоносовым. В период работы комиссии Ломоносов активно поддерживал Мартова... Именно этим были вызваны его бурные столкновения с наиболее усердными клевретами Шумахера - Винцгеймом, Трускотом, Миллером.

Синод православной христианской церкви также обвинил великого русского ученого в распространении в рукописи антиклерикальных произведений по ст.ст. 18 и 149 Воинского Артикула Петра I, предусматривавшим смертную казнь. Представители духовенства требовали сожжения Ломоносова. Такая суровость, по-видимому, была вызвана слишком большим успехом вольнодумных, антицерковных сочинений Ломоносова, что свидетельствовало о заметном ослаблении авторитета церкви в народе. Архимандрит Д. Сеченов — духовник императрицы Елизаветы Петровны — был серьезно встревожен падением веры, ослаблением интереса к церкви и религии в русском обществе. Характерно, что именно архимандрит Д. Сеченов в своем пасквиле на Ломоносова, требовал сожжения ученого.

Комиссия заявила, что Ломоносов "за неоднократные неучтивые, бесчестные и противные поступки как по отношению к академии, так и к комиссии, И К НЕМЕЦКОЙ ЗЕМЛЕ" ПОДЛЕЖИТ СМЕРТНОЙ КАЗНИ, или, в крайнем случае, НАКАЗАНИЮ ПЛЕТЬМИ И ЛИШЕНИЮ ПРАВ И СОСТОЯНИЯ. Указом императрицы Елизаветы Петровны Михаил Ломоносов был признан виновным, однако от наказания освобожден. Ему лишь вдвое уменьшили жалованье, и он должен был «за учиненные им предерзости» просить прощения у профессоров.

Герард Фридрих Миллер собственноручно составил издевательское «покаяние», которое Ломоносов был обязан публично произнести и подписать. Михаил Васильевич, чтобы иметь возможность продолжить научные исследования, вынужден был отказаться от своих взглядов. Но на этом немецкие профессора не успокоились. Они продолжали добиваться удаления Ломоносова и его сторонников из Академии.

Около 1751 года Ломоносов приступил к работе над «Древней российской историей». Он стремился опровергнуть тезисы Байера и Миллера о «великой тьме невежества», якобы царившей в Древней Руси. Особый интерес в этом его труде представляет первая часть - «О России прежде Рюрика», где изложено учение об этногенезе народов Восточной Европы и прежде всего славян-русов. Ломоносов указал на постоянное передвижение славян с востока к западу.

Немецкие профессора-историки решили добиться удаления Ломоносова и его сторонников из Академии. Эта "научная деятельность" развернулась не только в России. Ломоносов был ученым с мировым именем. Его хорошо знали за границей. Были приложены все усилия, чтобы опорочить Ломоносова перед мировым научным сообществом. При этом в ход были пущены все средства. Всячески старались принизить значение работ Ломоносова не только по истории, но и в области естественных наук, где его авторитет был очень высок. В частности, Ломоносов был членом нескольких иностранных Академий - Шведской Академии с 1756 года, Болонской Академии с 1764 года [215], с.94.

"В Германии Миллер инспирировал выступления против открытий Ломоносова и требовал его удаления из Академии" [215], с.61. Этого сделать в то время не удалось. Однако противникам Ломоносова удалось добиться назначения АКАДЕМИКОМ ПО РУССКОЙ ИСТОРИИ Шлецера [215], с.64. «Шлецер... называл Ломоносова "грубым невеждой, ничего не знавшим, кроме своих летописей"» [215], с.64. Итак, как мы видим, Ломоносову ставили в вину ЗНАНИЕ РУССКИХ ЛЕТОПИСЕЙ.

Цитировать
«Вопреки протестам Ломоносова, Екатерина II назначила Шлецера академиком. ПРИ ЭТОМ ОН НЕ ТОЛЬКО ПОЛУЧАЛ В БЕСКОНТРОЛЬНОЕ ПОЛЬЗОВАНИЕ ВСЕ ДОКУМЕНТЫ, НАХОДЯЩИЕСЯ В АКАДЕМИИ, НО И ПРАВО ТРЕБОВАТЬ ВСЕ, ЧТО СЧИТАЛ НЕОБХОДИМЫМ, ИЗ ИМПЕРАТОРСКОЙ БИБЛИОТЕКИ И ДРУГИХ УЧРЕЖДЕНИЙ. Шлецер получал право представлять свои сочинения непосредственно Екатерине... В черновой записке, составленной Ломоносовым "для памяти" и случайно избежавшей конфискации, ярко выражены чувства гнева и горечи, вызванной этим решением: "Беречь нечево. Все открыто Шлецеру сумасбродному. В российской библиотеке несть больше секретов"» [215], с.65.

Миллер и его соратники имели полную власть не только в самом университете в Петербурге, но и в гимназии, готовившей будущих студентов. Гимназией руководили Миллер, Байер и Фишер [215], с.77. В гимназии "УЧИТЕЛЯ НЕ ЗНАЛИ РУССКОГО ЯЗЫКА... УЧЕНИКИ ЖЕ НЕ ЗНАЛИ НЕМЕЦКОГО. ВСЕ ПРЕПОДАВАНИЕ ШЛО ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО НА ЛАТИНСКОМ ЯЗЫКЕ... За тридцать лет (1726-1755) гимназия не подготовила ни одного человека для поступления в университет" [215], с.77. Из этого был сделан следующий вывод. Было заявлено, что "единственным выходом является выписывание студентов из Германии, так как из русских подготовить их будто бы все равно невозможно" [215], с.77.

Эта борьба продолжалась в течение всей жизни Ломоносова. "Благодаря стараниям Ломоносова в составе академии появилось несколько русских академиков и адъюнктов" [215], с.90. Однако "в 1763 году по доносу Тауберта, Миллера, Штелина, Эпинусса и других, уже другая Императрица России Екатерина II "ДАЖЕ СОВСЕМ УВОЛИЛА ЛОМОНОСОВА ИЗ АКАДЕМИИ" [215], с.94.

Но вскоре указ об его отставке был отменен. Причиной была популярность Ломоносова в России и признание его заслуг иностранными академиями [215], с.94. Тем не менее, Ломоносов был отстранен от руководства географическим департаментом, а вместо него туда был назначен Миллер. Была сделана попытка "ПЕРЕДАТЬ В РАСПОРЯЖЕНИЕ ШЛЕЦЕРА МАТЕРИАЛЫ ЛОМОНОСОВА ПО ЯЗЫКУ И ИСТОРИИ" [215], с.94.

Последний факт очень многозначителен. Если даже еще при жизни Ломоносова были сделаны попытки добраться до его архива по русской истории, то что уж говорить о судьбе этого уникального архива после смерти Ломоносова. Как и следовало ожидать, АРХИВ ЛОМОНОСОВА БЫЛ НЕМЕДЛЕННО КОНФИСКОВАН СРАЗУ ПОСЛЕ ЕГО СМЕРТИ И БЕССЛЕДНО ПРОПАЛ. Цитируем: "НАВСЕГДА УТРАЧЕН КОНФИСКОВАННЫЙ ЕКАТЕРИНОЙ II АРХИВ ЛОМОНОСОВА. НА ДРУГОЙ ДЕНЬ ПОСЛЕ ЕГО СМЕРТИ БИБЛИОТЕКА И ВСЕ БУМАГИ ЛОМОНОСОВА БЫЛИ ПО ПРИКАЗАНИЮ ЕКАТЕРИНЫ ОПЕЧАТАНЫ ГР.ОРЛОВЫМ, ПЕРЕВЕЗЕНЫ В ЕГО ДВОРЕЦ И ИСЧЕЗЛИ БЕССЛЕДНО" [215], с.20. Сохранилось письмо Тауберта к Миллеру. В этом письме «не скрывая своей радости Тауберт сообщает о смерти Ломоносова и добавляет: "НА ДРУГОЙ ДЕНЬ ПОСЛЕ ЕГО СМЕРТИ граф Орлов велел приложить печати к его кабинету. Без сомнения в нем должны находиться бумаги, которые не желают выпустить в чужие руки"» [215], с.20.

Смерть Михаила Ломоносова тоже была внезапной и загадочной, и ходили слухи о его преднамеренном отравлении. Очевидно, то что нельзя было сделать публично, его многочисленные недруги довершили скрытно и тайно.

Таким образом, "творцы русской истории" - Миллер и Шлецер - добрались до архива Ломоносова. После чего эти архивы, естественно, исчезли. Зато, ПОСЛЕ СЕМИЛЕТНЕЙ ПРОВОЛОЧКИ был, наконец, издан - и совершенно ясно, что под полным контролем Миллера и Шлецера, - труд Ломоносова по русской истории. И то лишь первый том. Скорее всего, переписанный Миллером в нужном ключе. А остальные тома попросту "исчезли". Так и получилось, что имеющийся сегодня в нашем распоряжении "труд Ломоносова по истории" странным и удивительным образом согласуется с миллеровской точкой зрения на историю. Даже непонятно - зачем тогда Ломоносов так яростно и столько лет спорил с Миллером? Зачем обвинял Миллера в фальсификации русской истории, [215], с.62, когда сам, в своей опубликованной "Истории" так ПОСЛУШНО СОГЛАШАЕТСЯ с Миллером по всем пунктам? Угодливо поддакивает ему в каждой своей строчке.


Цитировать
Изданная Миллером по "Ломоносовским черновикам" история России, можно сказать, написана под копирку, и практически ничем не отличается от милеровсого варианта Российской истории. Это же касается и другого русского историка - Татищева, опять таки изданного Миллером лишь после смерти Татищева! Карамзин же, почти дословно переписал Миллера, хотя и тексты Карамзина после его смерти не раз подвергались редакции и переделке. Одна из последних таких переделок произошла после 1917 года, когда из его текстов были убраны все сведения о варяжском иге. Очевидно, таким образом, новая политическая власть, пыталась сгладить недовольство народа, от засилья иностранцев в большевистском правительстве.

Следовательно, ПОД ИМЕНЕМ ЛОМОНОСОВА БЫЛО НАПЕЧАТАНО СОВСЕМ НЕ ТО, ЧТО ЛОМОНОСОВ НА САМОМ ДЕЛЕ НАПИСАЛ. Надо полагать, Миллер с большим удовольствием ПЕРЕПИСАЛ первую часть труда Ломоносова после его смерти. Так сказать, "заботливо подготовил к печати". Остальное уничтожил. Почти наверняка там было много интересной и важной информации о древнем прошлом нашего народа. Такого, чего ни Миллер, ни Шлецер, ни другие "русские историки" никак не могли выпустить в печать.

Норманнской теории до сих пор придерживаются западные учёные. И если вспомнить, что за критику Миллера, Ломоносов был приговорён к смертной казни через повешивание и год отсидел в тюрьме в ожидании приговора, пока не пришло царское помилование, то понятно, что в фальсификации русской истории были заинтересованы руководство Российского государства. Российскую историю писали иностранцы, специально для этой цели выписанные императором Петром I из Европы. И уже во времена Елизаветы, самым главным «летописцем» стал Миллер, прославившийся ещё и тем, что прикрываясь императорской грамотой, ездил по русским монастырям и уничтожал все сохранившиеся древние исторические документы.

Немецкий историк Миллер – автор “шедевра” русской истории нам рассказывает, что Иван IV был из рода Рюриковичей. Сделав такую незамысловатую операцию, Миллеру было уже нетрудно оборвавшийся род Рюриковичей с их несуществующей историей приживить к истории России. Вернее зачеркнуть историю Российского царства и заменить её историей Киевского княжества, чтобы потом сделать заявление, что Киев – мать русских городов (хотя Киев по законам русского языка должен был быть отцом). Рюрики никогда не были царями в России, потому что такого царского рода никогда не существовало. Был безродный завоеватель Рюрик, который пытался воссесть на русский престол, но был убит Святополком Ярополковичем. Подделка русской истории бросается в глаза сразу же при чтении «русских» «летописей». Поражает обилие имён князей, правивших в разных местах России, которые нам выдаются за центры России. Если, например, какой-нибудь князь Чернигова или Новгорода, оказывался на русском престоле, то должна была быть какая-то преемственность в династии. А этого нет, т.е. мы имеем дело или с мистификацией, или с завоевателем, воцарившемся на русском престоле.

Наша изуродованная и извращённая история России, даже через толщу многократных миллеровских мистификаций, кричит о засилье иноземцев. История России, как и история всего Человечества была придумана вышеперечисленными «специалистами-историками». Они были не только специалистами по фальсификации историй, они были также специалистами, по фабрикации и подделке летописей.

Как верно заметила в своём комментарии одна из наших участниц сообщества Людмила Шиканова: Всё больше появляется фактов, что история России была сознательно искажена. Много находят свидетельств о высокой культуре и грамотности наших предков в древние времена. Найдены берестяные письма написанные на глаголице (нашей родной азбуке, а не на навязанной нам кириллице) и письма написаны обычными крестьянами. Но почему-то это скрывается. Мы знаем подробную историю нашей страны только от царствования Рюриков, а что было до этого нам почти ничего не известно. Почему это делается и кому это выгодно, вот в чём вопрос.

И сейчас в наших школах и высших учебных заведениях ученики и студенты изучают историю России по учебникам, во многом написанным на деньги заокеанского мецената Джорджа Сороса. А как известно, "кто оплачивает банкет, тот и заказывает музыку!"

С отзывами на данное сообщение вы можете ознакомиться по этой ссылке:
http://my.mail.ru/community/ezoterika-3 ... 42C92.html
 

VicRus

Administrator
#2
Игорь Николаевич написал:

Re: За что Михаил Ломоносов был приговорен к смертной казни?
« Ответ #4 : Сегодня в 01:03:20 »

Цитировать
Спасибо Валерий Иванович! Хорошо написано-жаль только не могу почитать отзывы т.к. my.mail.ru не открывается без регистрации. Ведь были у нас отличные фильмы о Великом Михайло Ломоносове -помню еще тот первый сталинский!Наш Ломоносов воевал с засильем немцев в академии-сколько сил и здоровья на это положил-и в 53 года скоропостижно умер. Прошло сто лет- русский гений Менделеев-всегда скромный о себе-"Какой там гений! Трудился всю жизнь, вот и гений..." никогда НЕ БЫЛ АКАДЕМИКОМ РАН! (а в 12 иностранных академий состоял) и требовал самым решительным образом изменить "все направление ее деятельности и всю ее структуру". Да, были люди в наше время, не то, что нынешнее племя- богатыри не вы.сейчас в лучшем случае премудрые пескари.

Цитировать
Радует то, что Вы - русский ученый и патриот боретесь с фальсификаторами нашей Истории! Что посоветуете еще почитать? Видел тюняевскую Древнейшую Русь в интернете-рекомендуете к прочтению? Мой любимый автор- писатель и историк Юрий Петухов.

Цитировать
Так получилось что вначале узнал о Ваших работах от ваших научных врагов- и сразу заинтересовался- если они ругают русского ученого- клевещут обзывая шарлатаном- значит надо обязательно читать!Валерий Иванович Жиглов – кандидат биологических наук, доктор философии, академик Международной Академии «Информация, связь, управление в технике, природе и обществе», Кавалер Международного Ордена «Полярная Звезда» (Pole Star) «За личный вклад в Мировую науку и популяризацию научных знаний», лауреат медали имени И.И.Мечникова Российской Академии Естественных Наук «За практический вклад в укрепление здоровья нации», лауреат медалей имени К.Э.Циолковского, имени академика АН СССР М.В.Келдыша и имени летчика-космонавта СССР Ю.А.Гагарина Федерации Космонавтики России «За заслуги перед отечественной космонавтикой», обладатель Почетных нагрудных знаков «Изобретатель СССР» и «Ветеран космонавтики России», действительный член Русского географического общества, автор свыше ста научных работ, десятков научно-популярных статей и ряда монографий.


В.И.Жиглов

http://content.foto.mail.ru/mail/vzhiglov/_myphoto

Re: За что Михаил Ломоносов был приговорен к смертной казни?
« Ответ #7 : Сегодня в 15:43:24 »

Цитировать
У меня нет врагов, а друзей очень много.
Ведь все наши положительные и негативные эмоции, по отношению к другим,
многократно усилившись, возвращаются к нам обратно.
Поэтому, лучше думать о хорошем, а не о плохом.
 

VicRus

Administrator
#3
.
Из форума Новой Хронологии:

Абсинт
27-08-10, 12:47 PM (Москва)

35. "перечень АКАДЕМИКОВ-ИСТОРИКОВ от 1724 до 1841"
В ответ на сообщение #34

" Теперь последовательно перечислим ВСЕХ АКАДЕМИКОВ-ИСТОРИКОВ Росийской Академии наук, как иностранцев, так и отечественных, начиная от её основания 1724 летом (справочное издание "Российская Академия наук. Персональный состав. В трёх книгах. - Москва, Наука, 1999", книга 1), где для каждого академика указана его научная специальность и лето избрания.
1) Коль Петр или Иоганн Петер (Kohl Johann Peter), 1725;
2) Миллер Фёдор Иванович (Мullеr Gеrаrd Fri-еdrich), 1725;
3) Байер Готлиб или Теофил Зигфрид (Вауеr Gоttlieb), 1725;
4) Фишер Иоганн Эбергард (Fisyеr Johann ЕЬеrhаrd), 1732;
5) Крамер Адольф Бернгард (Сrаmеr Аdо1Веmhаrd), 1732;
6) Лотгер Иоганн Георг (Letter Johann Georg), 1733;
7) Леруа Людовик или Пьер-Луи (Lt Roy Pierre-Louis), 1735;
8) Мерлинг Георг (Моеriing или Morling Georg), 1736;
9) Брем или Брэме Иоганн Фридрих (Вrehmе Friеdrich), 1737;
10) Тауберт Иван Иванович (Таubert Johann Caspar), 1738;
11) Крузиус Христиан Готфрид (Сrusius Сhristian Gottfried), 1740;
* 12) Ломоносов Михаил Васильевич, 1742;
13) Модерах Карл Фридрих (Моderach Кfrl Friedrich), 1749;
14) Шлецер Август Людвиг (S.Auguste Ludwig), 1762;
15) Стриттер (Шриттер) Иван Михайлович (Stritter Gotthuf), 1779;
16) Гакман Иоганн Фридрих (Нackmann Johann Friedrich), 1782;
17) Буссе Фомич или Иоганн Генрих (Вusse Johnn Нeinrich), 1795;
18) Вовилье Жан-Франсуа (Vauvilliers Jean-Francois), 1798;
19) Клапрот Генрих Юлий или Юлиус (К1aproth Julius), 1804;
20) Герман Карл Фёдорович (Неrmann Каr1 Gottlob Мelchor), 1805;
21) Круг Филипп Иванович (Кrug Johnn Рhilipp), 1805;
22) Лерберг Август (Lehrderg Аugust Сhristian), 1807;
23) Келер Егор Егорович или (Ко1еr Неinrich Каrl Еmst), 1817;
24) Френ Христиан Данилович (Рrahn Сhristian Маrtin), 1817;
* 25) Ярцов Януарий Осипович, 1818;
26) Грефе Федор Богданович (Grate Сhristian Friedrich), 1820;
27) Шмидт Яков Иванович или Исаак Якоб (Schmidt Jacob), 1829;
28) Шенгрен Андрей Михайлович (Sjorgen Johann Аndreas), 1829;
29) Шармуа Франц Францевич (Сharmoy Francois-Веrnard), 1832;
30) Флейшер Генрих Леберехт (Fleischer Heinrich Lebrecht), 1835;
31) Ленц Роберт Христианович (Lens Robert Сhristian), 1835;
32) Броссе Марий Иванович (Вrosset Marie-Felicite), 1836;
* 33) Устрялов Николай Герасимович, 1837;
34) Дорн Борис Андреевич (Dom Johann Аlbrecht Веmhard), 1839.
Далее происходят переломные выборы 1841 лета, начиная с которых наконец-то стали появляться в заметном количестве отечественные академики-"историки" (но было уже поздно)…
На протяжении 117 лет (более чем столетие!) в Росийской Академии наук, начиная от её основания 1724 летом до 1841 ле-та, из ТРИДЦАТИ ЧЕТЫРЁХ АКАДЕМИКОВ-"ИСТОРИКОВ" БЫЛО ВСЕГО ЛИШЬ ТРИ РУСКИХ АКАДЕМИКА. Это - М.В.Ломоносов, Я.О.Ярцов и Н.Г.Устрялов. Они отмечены в спи-ске звёздочками. ВСЕ ОСТАЛЬНЫЕ - ТРИДЦАТЬ ОДИН АКАДЕМИК БЫЛИ ИНОСТРАНЦАМИ. Таким образом, вплоть до середины XIX века доля иностран¬цев-историков превышала в Росийской Академии ДЕВЯНОСТО ПРОЦЕНТОВ! "
http://community.livejournal.com/bulgar ... mode=reply
...
 

VicRus

Administrator
#4
Николай Яременко.
Ломоносов и Малороссия
Автор Редсовет
13.01.2011 г.
К 300-ю М.В. Ломоносова (1711 - 1765)

«Ломоносов стоит впереди наших поэтов, как вступление впереди книги». Н.В. Гоголь



В 2011 году исполняется 300-е со дня рождения Михаилу Васильевичу Ломоносову - пламенному патриоту, великому русскому ученому и поэту. «Россия вошла в Европу, - как писал Пушкин, - как спущенный на воду корабль. После Полтавской битвы народное образование и просвещение причалило к берегам Невы». Многих в ту головокружительную пору позвала Россия, но избранником стал сын помора Михайло Ломоносов, познавший Русь «от темной клети, до светлых княжеских палат». (А. Майков) Все его свершения в химии, физике, металлургии и горном деле, астрономии, географии, этнографии, народном просвещении, истории, языкознании, ораторском искусстве и поэзии имели и имеют выдающиеся государственное значение. Ломоносов всегда выступал как государственно мыслящий человек, нацеленный на единение духовных и материальных ресурсов страны. Для возведение великого народа, населяющего Россию, «на высочайший степень величества и славы». А.С. Пушкин о нем скажет: «Ломоносов был великий человек. Между Петром I и Екатериной II он один является самобытным сподвижником просвещения». Своей жизнью Ломоносов стремился зажечь от своего огня как можно больше молодых сердец, стать «общей душою» будущих подвигов во славу русской культуры, быть хотя бы искрой в делах направленных на пользу отечества. Им, совместно с Н.Н. Шуваловым, создан Московский университет. Россия в течении многих лет обучалась грамоте по Ломоносовской «Грамматике», знакомилась с лучшими образцами мировой литературы по его «Риторике», при этом как сказал Пушкин, он оставался «вечным памятником русской словесности». А Вяземский назвал поэзию Ломоносова «голосом полтавских пушек»... Имея талант к живописи он создавал мозаичные картины, самая известная «Полтавская битва».



В жизни помора Ломоносова немалую роль сыграли простолюдины малороссы. Это и Феофан Прокопович, церковный и государственный деятель, оратор и поэт выходец из семьи мелкого киевского торговца. Это и Кирилл Григорьевич Разумовский, граф, президент Академии наук России, гетман Малороссии из простых гречкосеев и свинопасов. Да и первым студентом Московского университета стал «безродный малороссийский гречкосей» в последствии светлейший князь Григорий Потемкин, среди запорожских казаков званый Грицьком Нечесой, владелец «Смелянской вотчины» и сеятель Новороссии. Первым «университетом» для Ломоносова в 1734 году стал Киево-Могилянский коллегиум, «брат» Славяно-греко-латинской академии. Коллегиум славился своими философами, риторами, историками, но слабинкой его, было отсутствие знаний по естественным наукам. Стремясь извлечь как можно больше пользы из своей поездки в Киев, Ломоносов целыми днями просиживал над изучением русских летописей, а курс лекций Ф. Прокоповича, собранных в его «Поэтике» был не только внимательно прочитан Ломоносовым, но и исписан многочисленными пометками на поля. Именно Ф. Прокопович как «синодальный вице-президент» в ту пору, раскрыв выдающиеся способности в простолюдине-поморе, настоял в Сенате, чтобы Ломоносов был включен в число избранных, для отправки с Москвы на обучение в Петербургскую Академию. (Сегодня, некоторые авторы утверждают, что Прокопович знал Ломоносова, как внебрачного сына Петра Великого.) К творчеству сподвижника Петра !, патриоту земли Русской, Феофану Прокоповичу, Ломоносов будет обращаться всю свою жизнь. Поддержав идею К.Г. Разумовского, о создании Батуринского университета, и написав для него устав Малороссийского гетманского университета; обсуждая годовую смету за чаями с Государыней, («сестрой» Елизаветой?) Ломоносов предлагал присвоить имя Феофана Прокоповича будущему университету в Батурине. Жаль, что после смерти дочери Петра, ее преемнику: великому гольштинскому «чертушке» было не до университетов, а у малороссийской старшины жадность была сильнее стремления к наукам.

Воцарение «искры Петра Великого» Елизаветы Петровны самым непосредственным образом отобразилось на личной и на творческой биографии Ломоносова. Михайло Васильевич считал, что с приходом Елизаветы Петровны к власти, будто после лютой зимы повеяло весной. Взойдя на престол, Елизавета приблизила к себе русских, она была веселого и открытого нрава, любила русские обычаи, сочиняла стихи в духе народных песен, истово соблюдала православные обычаи. Именно при Елизавете президентом Академии стал К.Г. Разумовский, (1746г.) на долгие годы «начальник» М. Ломоносова. В 1750 году он был назначен и гетманом Малороссии, отчего Михайло Васильевич часто распоряжения президента Академии называл «цедульками», но посвятил этому событию поэтическую идиллию «Полидор». Именно при Разумовском, через двадцать лет после создания Академии два «природных россиянина» один из них М.В. Ломоносов наконец-то получили «место среди профессоров». Да и в деле с учреждением Химической лаборатории бивший пастух Кирилла Розум, питавший к Ломоносову «невольное почтение» сильно помог ему. А 9 сентября 1758 года К.Г. Разумовский подписал указ о печатании М. Ломоносова «Древней Российской истории» в Академической типографии «для пользы публики без всякого укоснения». Для «нацсвидомитов» сразу сообщу, что слова украинец в «Российской истории» от «княжения Рюрика до Ярослава Первого», подписанной «в свет» гетманом Малороссии - нет. Другими словами, ни Владимир Мономах, ни Ярослав Мудрый, ни Владимир Святой, ни Святослав Игоревич, ни Княгиня Ольга украинцами не были. Согласно «Истории Ломоносова» все они были русскими князьями Руси. 250 лет тому назад в 1761 году, положив в основу «Летописи» изученные им в Киеве Ломоносов написал демографический трактат «О сохранении и умножении российского народа».

В семейных предания Ломоносовых-Корельских часто вспоминают бабушку по материнской линии и ее поморские рассказы о чудной речке Россь, куда вернутся их потомки... По мужской линии наследников у Ломоносова нет. Зато какова прекрасная женская линия. Предоставлю слово его лучшему биографу Евгению Лебедеву: «21 февраля 1749 года Елизавета Андреевна родила Ломоносову дочь, получившую при крещении имя Елена. Пройдет время, Елена Михайловна Ломоносова (1749-1772) выйдет замуж за А.А. Константинова (1728-1808), бывшего студента Академического университета, библиотекаря Екатерины!!. Одна из их дочерей, Софья Алексеевна, станет женою знаменитого генерала Н. Н. Раевского. Их дочь Мария Николаевна (правнучка Ломоносова) последует за своим мужем декабристом Сергеем Волконским в Сибирь. Пушкин который был в молодости увлечен Марией Волконской, посвятит ей поэму «Полтава» (1828) намеренно позаимствовав у Ломоносова краски для описания скачущего перед войсками Петра ! и вообще батальных сцен. Кроме того, датой начала работы Пушкина над «Полтавой» станет 4 апреля (день памяти Ломоносова).»

Сегодня, в юбилейный год Ломоносова, держа в руках 10-ти томное издание Сочинений Михаила Васильевича понимаешь, насколько он многогранен и многолик. Однодневными торжествами здесь не обойтись. Темы поднятые Ломоносовым и в наши дни остры и злободневны. Как и его слова: «Наука есть ясное познание истины, просвещение разума, непорочное увеселение жизни, похвала юности, старости подпора, строительница градов, полков, крепость успеха в несчастии, в счастии - украшение, везде верный и безотлучный спутник».
 
#5
"...концепция теплотворной материи в науке уютно пригрелась. Поэтому наш Ломоносов, со своей деревенской простотой, в эту идиллию не вписался. Он ведь не придерживался тех или иных концепций, он их исследовал – и предлагал взамен более адекватные. В «Размышлениях о причине теплоты и холода» (1744) Ломоносов достаточно ясно сформулировал причину теплоты – которая заключается «во внутреннем движении» частичек тела. Кстати, он сразу же сделал феноменальный вывод: «должна существовать наибольшая и последняя степень холода, состоящая в полном покое частичек». Сегодня используется более высоконаучный термин – «абсолютный нуль температуры», но имя Ломоносова при этом не упоминается. Он ведь имел неосторожность разгромить концепцию теплотворной материи! Так, он писал, что философы не показали – «чем именно теплотворная материя вдруг загоняется в нагреваемые тела». «Спрашиваю: каким образом в самую холодную зиму, когда всюду лютый мороз, …порох, зажжённый малейшей внезапно проскочившей искрою, вспыхивает вдруг огромным пламенем. Откуда и в силу какой удивительной способности материя эта собирается в один момент времени?» Если бы у философов были тогда в ходу методы квантовой механики, они бы придумали какую-нибудь «редукцию тепловой функции». Хотя, при всём «средневековом мракобесии», считалось неприличным так откровенно идиотничать – это стало обычным делом лишь в ХХ веке. Ждать было ещё долго… А Ломоносов разобрал следующее заблуждение – насчёт весомости «теплотворной материи». «Философами, а особенно химиками, принимается, что этот блуждающий огонь показывает своё присутствие в телах не только увеличением объёма их, но и увеличением веса. Весьма известный Роберт Бойль… доказал на опыте, что тела увеличиваются в весе при обжигании». Увы, известный Роберт Бойль начудил: при обжигании металла, на нём образуется окалина, и вес образца увеличивается – но за счёт вещества, присоединённого в результате окислительной реакции. «Хотя окалины, удалённые из огня, сохраняют приобретённый вес даже на самом лютом морозе, однако они не обнаруживают в себе какого-либо избытка теплоты. Следовательно, при процессе обжигания к телам присоединяется некоторая материя, только не та, которая приписывается собственно огню… Далее, металлические окалины, восстановленные до металлов, теряют приобретённый вес», причём, «восстановление, так же как и прокаливание, производится тем же – даже более сильным – огнём». Но Ломоносов проделал ещё и контрольные «опыты в заплавленных накрепко стеклянных сосудах, чтобы иссследовать, прибывает ли вес металлов от чистого жару. Оными опытами нашлось, что славного Роберта Бойля мнение ложно, ибо без пропускания внешнего воздуха вес сожженного металла остаётся в одной мере».
По сравнению с этими убийственными доводами, всё учение о теплотворной материи было детским лепетом – это понимали даже подмастерья в химических лабораториях. Но академические мэтры не признавали правоту Ломоносова – они мудро хранили гробовое молчание. «По делу нам возразить нечего, - прикидывали они. – Но не может же такого быть, что мы все дураки, а он один – гений». Причём, эта мысль навязчиво приходила во все академические головы. Хотя академики не сговаривались, внешне это проявлялось как стопудовый мировой заговор. И это всё были честнейшие и благороднейшие люди. Как на подбор – один другого честнее и благороднее. Честный на честном ехал и благородным погонял.
Взять хотя бы Эйлера, который считался другом Ломоносова. Когда Парижская Академия наук объявила конкурс на лучшую работу о природе теплоты, то выиграл конкурс и получил премию Эйлер, который в представленной работе писал: «То, что теплота заключается в некотором движении малых частиц тела, теперь уже достаточно ясно» (1752). Но этот случай с Эйлером был исключением. Остальные «честные и благородные» помалкивали и терпеливо ожидали кончины Ломоносова (1765). И лишь после этого, выждав для верности ещё семь лет, они снова завели свою шарманку про теплотворную материю. Понимаете, признавать правоту Ломоносова было никак нельзя. Вот если бы он сделал какую-нибудь малость – например, разоблачил заблуждения того же Бойля, и всё – то был бы сейчас в учебниках закон Ломоносова, как есть закон Бойля-Мариотта. А Ломоносов увлёкся и перелопатил всю тогдашнюю науку. Согласитесь, не писать же в учебниках «первый закон Ломоносова», «второй закон Ломоносова», и т.д. – когда счёт идёт на многие десятки! Ученики запутаются!.."
Это - из "Догонялок с теплотой" О.Х.Деревенского, http://newfiz.narod.ru