Русские и российское государство

VicRus

Administrator
#1
А. А. Широпаев
РУССКИЕ И РОССИЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО


«Мы должны снова стать русами Х века».

Из историй народов, составляющих Белое человечество, история русского народа - наиболее драматическая. Перефразируя Д. Галковского, можно сказать, что мы - это европейцы, втянутые в азиатскую историю. «Русские - единственная в мире порабощенная до сих пор нация белой расы», - утверждает Н. Островский в книге «Святые рабы» (М., 2001).

РУССКИЕ БЕСПРАВНЫ. Это общеизвестно. «В Конституции нет ни слова о русских хотя бы на уровне малого этноса. Россию вообще, оказывается, создал «многонациональный народ» и далее перечислены все, кроме русских, которых в России более 80 %, но которые не являются субъектом права, поскольку о них нет упоминания в Конституции. Следовательно, политическое рабство русского народа закреплено конституционно... »(«Святые рабы»).

Где же корни такого положения вещей? Многие полагают, что в интернационалистском советском прошлом. В действительности все гораздо сложнее, ибо советская политика возвышения нацменов за счет эксплуатации русских (система дотаций и т. п. ) всего лишь вытекала из вековой государственной традиции России-Евразии. Поэтому прежде всего необходимо задаться вопросом: где же истоки российской государственности?

На этот, казалось бы, хрестоматийный вопрос подавляющее большинство ответит вполне уверенно: Киев и Новгород. Однако не все так просто. Киев и Новгород - это феномены русской, а не российской государственности, всецело принадлежащие европейской цивилизации. Колыбелью российской государственности стал владимиро-суздальский Северо-восток, где Андрей Боголюбский (по матери - половец) утвердил новый, евразийский по своей сути, центр власти, противопоставив его европейскому Киеву. Решающим фактором, определившим генезис российской государственности, стало пребывание владимиро-суздальских земель в составе Золотой Орды на положении улуса. Это пребывание окончательно сформировало антиевропейскую ментальность правителей Северо-востока, выразившуюся прежде всего в их устойчивой - от Андрея Боголюбского до Ивана Грозного! - ненависти к аутентичному русскому государству - нордическому Новгороду.

Противостояние московского Северо-востока и новгородского Северо-запада - это конфликт российской (евразийской) государственности и государственности русской (европейской). Именно в таком ракурсе надо рассматривать геноцид Новгорода, учиненный Иваном Грозным - потомком Мамая по материнской линии. По сути, это расовая антиарийская акция. В том же ракурсе надо рассматривать и уничтожение Грозным родовой русской аристократии - боярства, мешавшего торжеству власти ханского типа. В результате русские лишились своей аутентичной государственности и большей части расовой элиты. Появилось государство Российское - Золотая Орда, декорированная «византизмом».

Московские цари стали новыми ханами, а Москва - новой ханской ставкой. «Ордынская наследственность российской власти проявлялась в том, что НЕРУССКИЕ НАРОДНОСТИ ПОЛЬЗОВАЛИСЬ БОЛЬШЕЙ СВОБОДОЙ, ЧЕМ КОРЕННАЯ НАЦИЯ. «Туземные народы были защищены от крепостного рабства (выделено мной -А. Ш.): им гарантировался статус «ясачных людей», то есть данников, чья собственность и образ жизни оставались нетронутыми, » - отмечал Джеффри Хоскинг в книге «Россия: народ и империя» « («Святые рабы»). Характерный пример: татарин Борис Годунов, последовательно закрепощавший русских крестьян, распорядился не брать ясак «с татар и остяков бедных, также со старых больных и увечных», а кроме того категорически запретил изымать у тюменских татар подводы для гонцов.

Указанный принцип лег в основу «многонациональной России-Евразии». Монархисты и по сей день с восторгом констатируют, что «в Российской Империи коренные народы, населявшие территории, добровольно или по жребию войны вошедшие в ее состав, не только уравнивались в своих правах с русским народом, но зачастую пользовались определенными привилегиями: дополнительными правами и освобождением от известных обязанностей» (А. Ю. Сорокин, «Правовое положение инородцев в Российской Империи», доклад на конференции С. - Петербургского отдела Российского Имперского Союза-Ордена, ноябрь 2001).

Так, присоединив в 1808 году Финляндию, император Александр I «издал Манифест, по которому все население Финляндии полностью уравнивалось в правах с остальными подданными. Более того, за ними сохранялись права и преимущества, установленные до присоединения к России» (доклад А. Ю. Сорокина). По милости царя, чухонцы обладали широкой автономией, имели свой парламент, были освобождены от уплаты имперских налогов, не знали крепостного права... (Дело дошло до гротеска: в 1912 году Николаю II пришлось издавать закон... об уравнении русских в некоторых правах с финляндцами. ) Естественно, Финляндия лишним грузом легла на крепостного русского мужика, который и без того уже еле дышал под ношей Империи. . В знак благодарности разжиревшея за наш счет Финляндия стала одним из плацдармов красной крамолы.

Далее. По указу императора Николая I (1828) бессарабские крестьяне «не могли быть в крепостном владении ни у бессарабских помещиков, ни у дворян российских... Жители Бессарабской Области освобождались от рекрутской повинности» (доклад А. Ю. Сорокина).

Приняв в состав империи Грузию (1801), царь Александр I, в частности, повелел, чтобы все налоги, собираемые в ней, «направлялись на пользу самих грузин, для восстановления разоренных городов и селений» (там же). Не стоит и говорить, что нынешняя льготная налоговая политика правительства РФ в отношении Чечни следует в том же русле. Кстати, проблема Чечни, неразрешимая в течение вот уже двух столетий - это кровавый довесок к принятию «единоверной Грузии» в состав России: после этого принятия российским царям волей-неволей пришлось обильно поливать «дешевой» русской кровью Северный Кавказ, отделяющий Грузию от остальной Империи. Сегодня грузины, поддерживая чеченцев, сполна «отблагодарили» русских за спасение от турко-персидской экспансии и недавние обильные дотации.

Следующее сомнительное «приобретение» - Средняя Азия, присоединенная к России в 1873 году. Там туземцам в значительном объеме сохранили судопроизводство по местным обычаям, значительное местное самоуправление и, конечно, освободили их от воинской повинности. Кроме того, избавили от рабства и работорговли. Как же отблагодарили азиаты «белых шайтанов»? В 1916 году в Средней Азии вспыхнуло яростное антирусское восстание, вызванное тем, что императорское правительство осмелилось издать указ о мобилизации мусульманского население на тыловые работы - русские к тому времени уже третий год подряд сотнями тысяч гибли на передовой.

«В отношении инородцев русского Севера и Сибири: бурят, тунгусов, остяков, богуличей, якутов, чукчей, коряков и др. применялись те же принципы» т.е. при сохранении «своих вековых прав» они, «в то же время, получали по сравнению с русскими весьма значительные преимущества» (доклад А. Ю. Сорокина).

Разумеется, нельзя не упомянуть и о положении евреев. Учитывая газетный формат, скажем только, что, например, Александр II по части юдофилии обогнал даже современный ему Запад: в частности, он предоставил право повсеместного жительства в России евреям-купцам первой гильдии, лицам с высшим образованием и ремесленникам, а также объявил обучение детей евреев-купцов и почетных граждан обязательным. »Прошло с тех пор 50 лет, - писал в 1909 году наш великий публицист М. О. Меньшиков, - и обязательное обучение для русских («господствующих» - А. Ш. ) остается все еще мечтой, о евреях когда вспомнили! Мудрено ли, что еврейство хлынуло во все наши интеллигентные профессии, между прочим и в те, которых долг - хранить национальное миросозерцание и государственный характер?»

«Евреи довольно глубоко проникли в русское общество... В некоторых отраслях свободных профессий - в периодической печати, среди врачей, в адвокатуре - евреи стали преобладать», - признавал еврей Давид Заславский. К началу ХХ века «евреи состояли в политических партиях, были представлены в Госдуме, имели влияние на городское и земское самоуправление, на органы юстиции и суда, организации промышленников, держали в руках десятки издательств, контролировали значительную часть прессы (В. Бегун, «Вторжение без оружия»). Благодаря заботам царей, среди евреев была почти всеобщая грамотность; «еврейское население России стояло выше коренного населения по уровню благосостояния, образования и другим важнейшим показателям» (там же). Как отплатили евреи этому «коренному населению», общеизвестно - красным террором и расказачиванием, Соловками и Беломором, коллективизацией и голодомором начала 30-х.

М. О. Меньшиков - первый русский публицист, который понял реальное положение вещей: Россия не для русских. В 1908 году он писал: «В то время, как свой господствующий(!) народ обращали в рабство - ни один еврей, ни один цыган не знал, что такое крепостное состояние. В то время, как господствующий(!) народ секли все, кому было не лень - ни один инородец не подвергался телесному наказанию. За инородцами, до отдаленных бурят включительно, ухаживали, устраивали их быт, ограждали свободу веры, давали широкие наделы, тогда как в отношении коренного, господствующего(!) населения только теперь собираются что-нибудь сделать/... / какой-нибудь слесарь-еврей, несмотря на черту оседлости, мог путешествовать по всей России, до Самарканда и Владивостока, а коренной, русский слесарь еще сейчас связан, точно петлей, тем, вышлют ему паспорт из деревни или нет (как известно, позже, в Советской России, какой-нибудь калужский раб-колхозник не мог покинуть родное село, поскольку его паспорт лежал в сельсоветском сейфе, а сегодня русский-немосквич, приехав в Москву, рискует угодить в кутузку, в то время как рядом спокойно разгуливают чернявые персонажи с пропиской в кармане - А. Ш.)/... / какое уж тут господство! - восклицал Меньшиков. - Для начала хоть бы уравняли нас в правах с господами покоренными народностями!»

Повторяю, эти строки написаны еще при царе, задолго до того, как Валентин Распутин поставил вопрос о неравноправном положении русских в Советском Союзе. Получается, что лютый русофоб товарищ Ленин не придумал ничего принципиально нового, а всего лишь развивал вековую этно-политическую ордынскую традицию Российского государства, когда в 1922 году формулировал базовый принцип СССР: «... интернационализм со стороны угнетающей или так называемой «великой» нации (хотя великой только своими насилиями, великой так, как велик держиморда) должен состоять не только в соблюдении формального равенства наций, но и в таком НЕРАВЕНСТВЕ, которое возмещало бы со стороны нации угнетающей, нации большой, то неравенство, которое складывается в жизни фактической» (выделено мной - А. Ш.). В 1923 году на ХII съезде РКП (б) Бухарин, по сути, повторил этот ленинский тезис, заявив, что русские «должны поставить себя в НЕРАВНОЕ положение... более низкое по сравнению с другими» (выделено мной - А. Ш.). «Любимец партии» и не ведал, что всего-навсего продолжает национальную политику царей. Только в отличие от последних большевики были более откровенны и последовательны.

Современная русская публицистика много говорит о том, что через «центральный бюджет и дискриминационную для РСФСР систему цен происходил (да и сейчас, по сути, продолжается) отток финансовых, природных и материальных ресурсов» в нацменские республики. Но, оказывается, этот вопрос стоял еще столетие назад! «Покорив враждебные племена, - писал М. О. Меньшиков, - мы, вместо того, чтобы взять с них дань, сами начали платить им дань, каковая под разными видами выплачивается досель. Инородческие окраины наши вместо того, чтобы приносить доход, вызывают огромные расходы. Рамка поглощает картину, окраины поглощают постепенно центр... Англичане, покорив Индию, питались ею, а мы, покорив наши окраины, отдали себя им на съедение. Мы поставили Россию в роль обширной колонии для покоренных инородцев - и удивляемся, что Россия гибнет!»

Конечно, и практика советских дотаций - эта исторически адекватная форма ордынской дани. Конечно, и в нынешней Российской Федерации эта дань «под разными видами выплачивается досель». Например, Москва проводит льготную налоговую политику в отношении Татарстана, разумеется за счет доведенного до нищеты русского народа - недаром «казанский хан» Шаймиев рассматривает РФ как «продолжение Золотой Орды»! А бывший до недавних пор президентом Якутии Николаев, называвший Россию наследницей «Великого Турана», жирел на алмазах, открытых героическими русскими геологами. Неоскудевающий поток финансов, отмеряемых на «восстановление Чечни» и благополучно исчезающих, как в «черной дыре» - тоже, по сути, официальная дань. Но, кроме того, существует дань и неофициальная, сдираемая с русского народа всевозможными «гостями с юга», прежде всего миллионами кавказцев, благодаря которым «ежемесячно из России в СНГ уплывают от 3 ДО 5 МИЛЛИАРДОВ ДОЛЛАРОВ США» («Советская Россия» от 14 декабря 2001 г. ). Вообще же с 1992 года у русского народа украли путем нелегального вывоза 500 МИЛЛИАРДОВ ДОЛЛАРОВ. «Эта сумма почти в пять раз превышает общую задолженность нашей страны по всем международным кредитам» («Мир криминала»).

Русская пресса уже писала о том, нынешняя кремлевская власть всерьез вынашивает долгосрочные планы по созданию некой «российской нации», «славяно-тюркской общности» путем содействия «процессам ассимиляции в форме поощрения межнациональных браков и программ переселения этнических групп». Совсем не случайно президент Путин, выступая 13 декабря 2001 года на открытии VI Всемирного русского(!) народного собора, НИ РАЗУ не произнес слово «русский». В официозном лексиконе нет такого слова, но есть понятие «россияне», упорно насаждаемое средствами массовой информации. Казалось бы, «российская нация», «многонациональный народ России» - новый вариант «советского народа». Это так и есть, но лишь отчасти. Корни явления неизмеримо глубже. Например, известны слова Екатерины II о том, «что-де не следовало бы мусульман в России отучать от многоженства, потому как многоженство обеспечивает больший прирост подданных» (под этими словами вполне могли бы подписаться нынешние кремлевские идеологи «россиянства»). Известна и позиция Николая I, считавшего русскими всех граждан Империи, независимо от расовых различий. Российским императорам, в силу их христианско-интернационалистского сознания, собственно русские были, что называется, «до лампочки» - давай подданных, да побольше, а какого они рода-племени - неважно. Царей интересовало Государство а не русский народ, который в середине XIX века начал, как и в наши дни, просто «физически вымирать от избытка работы и недостатка питания» (И. Солоневич) – инородцы при этом благополучно плодились. Неслучайно и Престол, и сами императоры официально именовались «российскими», а не русскими. Понятно, что на открытии Первой Государственной Думы в апреле 1906 года из думского послания царю были исключены слова «русский народ» - «чтобы не задеть другие национальности». А в нынешней Госдуме депутаты-азиаты дружно набрасываются на тех, кто, по их мнению, слишком часто произносит с трибуны слово «русский».

Принято думать, что современное доминирование нацменов в российском элитном слое (прежде всего в политической и деловой сфере, в СМИ) идет из советского прошлого. Это опять-таки верно, но не совсем. Еще Иван Грозный, истребляя русских бояр, охотно пополнял элиту татарской знатью, в результате чего один из ее представителей - Борис Годунов - даже завладел троном. Петербургские императоры, чье сознание, несмотря на германскую кровь, всецело находилось в рамках евразийской логики государства Российского, шли тем же путем, по московитски ставя формальную знатность выше расового благородства. В результате накануне 1917 года российская элита представляла собой эдакий межрасовый коктейль с сильным нацменским привкусом. Княгиня Зинаида Шаховская с умилением вспоминала, что в Екатерининском институте для благородных девиц вместе с нею учились армянка, грузинка, калмычка и «самая красивая девочка нашего класса Ариадна Шенк, дочь крещеного еврея, вероятно получившего дворянство(!), так как институт был «привилегированным» заведением... Отцы многих инородных девочек занимали посты более значительные, чем мой отец... «Грузинка» или «калмычка» звучали для меня также, как «рязанская» или «новгородская» (особенно «новгородская» - А. Ш.)... » После этого оставалось лишь запеть: «Широка страна моя родная... Нет для нас ни белых, ни цветных». И вскоре запели. Хором. Под управлением «Ариадны Шенк».

«... не смешно ли представить, чтобы Англия объявила английскими лордами бесчисленных английских раджей или князьков своих черных, желтых, оливковых и красных подданных? - спрашивал М. О. Меньшиков. - А мы ведь именно это сделали с татарскими, армянскими, грузинскими и прочими будто бы князьями, приравняв их к потомству Владимира Святого... »

Поводя итог скажем, что вековое, с древности до наших дней, отношение Российского государства к русским сводится к двум понятиям: ГЕНОЦИД И ЭКСПЛУАТАЦИЯ. Сделаем краткую выборочную ретроспекцию.

Геноцид Новгорода, учиненный Иваном Грозным - это, конечно, образец отношения Российского государства к русским. В результате резни, переселений и искусственного голода, возникшего после умышленного уничтожения опричниками хлебных припасов и даже домашнего скота («жиды-комиссары» не изобрели ничего нового!), Новгородчина почти обезлюдела. К концу правления Грозного «в Московском уезде пустовало свыше 80%, а вокруг Новгорода и Пскова - более 90% земель» («Иллюстрированная история СССР», М., 1975).

Теперь обратимся к петровской эпохе В 1710 году средняя убыль населения, по сравнению с последней московской переписью, составляла 40%! Историк Валишевский пишет: «В 1708 году для работ, предпринятых в Петербурге, понадобилось сорок тысяч человек, погибших там без исключения или почти без исключения, потому что в следующем году пришлось производить набор такого же количества рабочих. В 1710 году потребовалась замена в три тысячи человек, но в 1711 году сначала понадобилась присылка первой партии в шесть тысяч, затем второй в сорок тысяч, и такое же количество в 1713 году. И раньше, чем погибнуть жертвой ядовитых испарений болот, окружавших новую столицу, рабочие эти получали по полтиннику в месяц, и кормились, одни нищенствуя, другие разбойничая... увеличение податей втрое соответствовало во время великого царствования уменьшению народонаселения до двадцати на сто... »

Тут невольно вспоминаешь другую «великую стройку» - Беломорканал - полностью повторившую методы и технологии двухсотлетней давности: «После рабочего дня на трассе остаются трупы. Снег запорашивает их лица. Кто-то скорчился под опрокинутой тачкой, спрятал руки в рукава и так замерз. Кто-то застыл с головой, вобранной в колени. Там замерзли двое, прислонясь друг к другу спинами. Это крестьянские ребята, лучшие работники, каких только можно представить... » (А. Солженицын, «Архипелаг ГУЛАГ»).

Апрель 1945 года. Только на знаменитых Зеловских высотах под Берлином «великий» Жуков уложил 80 ТЫСЯЧ наших, приказав взять высоты «любой ценой». Немецкие пулеметчики буквально сходили с ума от вида сотен русских трупов, чуть ли не штабелями ложившихся перед ними. Эта азиатская «наука побеждать», основанная на вековом отношении России-Евразии к русским, и стала основной причиной невообразимых потерь с советской стороны в годы Второй мировой войны - 27 миллионов человек.

«Бабы еще нарожают! » - такова вечная формула отношения государства Российского к русским. Но вот настало время, когда эти самые бабы уже почти не рожают. »В советской интернациональной России русский народ имел самый низкий уровень жизни, а в «демократической» России его уровень жизни стал еще ниже» Сейчас в России «прирост населения фиксируется только в республиках: Дагестан, Ингушетия, Калмыкия, Тува, Алтай, Саха (Якутия), Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия. В то же время устрашающими темпами вымирают люди в Новгородской, Ивановской, Псковской, Рязанской, Тверской, Тульской и Ярославской областях» (Р. Перин, «Психология национализма», С-Пб, 1999). «В целом по России ежегодное снижение численности населения состоит из снижения численности русского населения до 1, 5 миллиона человек и прироста населения прочих национальностей - 700-800 тысяч человек» («Святые рабы»). По мнению русских аналитиков, к 2050 году население России составит 94 миллиона человек, причем подавляющим большинством - 65 миллионов - будут всевозможные азиаты, русских же останется не более 29 миллионов («Эра России», № 1 (55) 2001). То есть русские станут угнетенным белым меньшинством!

Сейчас активным русским надо заниматься не государственничеством в какой бы то ни было его разновидности - монархической, советской или абстрактно «державной» - а русским национализмом, имеющим обязательное расовое, общеарийское измерение. Национально-социальная борьба за права и самоопределение русских, т.е. угнетенного белого большинства (пока еще большинства!) - вот единственный верный лозунг дня. Государственники - будь то монархисты, коммунисты или просто «державники» - в случае успеха лишь продублируют в том или ином варианте вековую евразийскую систему геноцида и эксплуатации русского народа (симптоматично, что сегодня все большее число нацменов пополняет число сторонников Империи-Орды; говорят, уже и Немцов стал монархистом). Для них, государственников, русские всегда были только объектом, материалом для «великой России», но не субъектом, не самодостаточным феноменом Крови. В действительности же нация первична, а государство - вторично. Нация должна формовать «под себя» государство, а не наоборот. Российское же государство во всех своих ипостасях - монархической, советской или демократической - стояло и стоит на подавлении русского народа и нещадной эксплуатации его физических и духовных ресурсов. Сей Карфаген должен быть разрушен - молотом идеи Крови.

Этот же молот выкует прекрасное и могучее Русское государство.

СВОБОДА - ИЛИ СМЕРТЬ.

Декабрь 2001 г.