Переход от регулируемой рыночной экономики к регулируемой де

#1
«Рост цен на газ для российских потребителей неизбежен, - заявил помощник президента России Игорь Шувалов. - В течение ближайших пяти лет Россию ждет утроение внутренних цен на природный газ». И далее Игорь Шувалов пояснил: «Мы исходим из посылки, что газовая цена должна быть одинаковой для всех, как внутри страны, так и за ее пределами. Внутренние цены смогут достичь уровня внешних к 2010-2012 году».
Какой горячий сторонник справедливости! Одна цена для всех! Равные условия для равных! Как звучит! Игорь, не говорите так красиво!
Да, граждане России были бы только рады, если бы внутренние цены, действительно, уровнялись с внешними. Но только не так избирательно, как желают этого отдельные чиновники, а во всем. В том числе и в заработной плате.
«Грядущее повышение цен на газ в первую очередь нашло поддержку со стороны добывающих компаний. Так, нефтяники, рассчитывая на рост цен, намерены увеличивать добычу газа», - информирует граждан «Газете.Ru».
«Повышение цен диктуется самой логикой развития газовой промышленности, – говорит руководитель пресс-службы НОВАТЭКа Михаил Лозовой. – По нашим оценкам, сейчас отрасли необходимо от $56 млрд до $71 млрд, чтобы обеспечить освоение новых месторождений, строительство новых газоперерабатывающих мощностей (которых сейчас не хватает) и прокладку новых газотранспортных сетей».
В общем, с какой стороны не подойди к газовой теме, рост цен на газ, если внимать нашим политикам и хозяевам газовых месторождений, неизбежен, как рок. Радует уже то, что хоть в этом мы сравняемся с Европой.
Сегодня, спустя шестнадцать лет, мы можем констатировать, что концепция перехода к регулируемой рыночной экономики, заявленная в 90 – е годы прошлого столетия полностью реализовалась. Теперь мы имеем и рынок, и регулируемые цены, а обещанного процветания и благосостояния, большинство граждан, так и не произошло.
Многие взрослые граждане должны помнить этот период принятия данной концепции, когда министры и академики наперебой предлагали народу урезать свои потребности, затянуть пояса и больше работать сегодня, то есть в 90 –е годы, чтобы завтра, (возможно, это должно было случиться в 2006 году), можно было жить в раю, под названием регулируемая рыночная экономика. Кто забыл, может заглянуть по адресу и ознакомиться: http://rpr.ur.ru/article/MZpKP.zip
Пришло время спросить, а тех министров и академиков уже и след простыл. Они все находятся на заслуженном отдыхе. Почивают на лаврах своих свершений. Их помощники сколотили себе капитал и переселились в более благополучные страны, а вот народ, с того времени вынужден все туже и туже затягивать пояса и сегодня Россия, по уровню жизни, с 40 места скатилась уже на 65, при полной победе концепции регулируемой рыночной экономики.
Но давайте не будем спешить делать выводы, а приглядимся к нашей экономике, и разберемся, где у нас рынок, а где регулируемые «рыночные» цены, чтобы в очередной раз не оказаться в дураках, чтобы можно было дать оценку и тем, кто готов и дальше держаться за эту систему отношений.
Первое, что нужно отметить, это то, что если цены регулируются, то есть определяются заранее властью, то они не рыночные, а плановые. Но план составляется не в интересах всех участников экономических и общественных отношений, как может показаться, на первый взгляд, а в интересах тех предприятий, для которых власть и устанавливает цены. Именно благодаря таким регулируемым ценам на товары и услуги естественных монополий, они и получили возможность в разы увеличивать свою капитализацию, выплачивать миллиарды рублей дивидендов, плодя долларовых миллионеров и миллиардеров и развращая взятками госаппарат.
В конце 2005 года, на одном из заседаний правительства, горячо обсуждался вопрос о тарифах на услуги естественных монополий. Конфликтом бизнеса и власти свелся к обсуждению предельных тарифов на услуги естественных монополий. Монополисты давили на правительство, желая еще выше поднять планку тарифов, а члены кабинета вяло отбивались, боясь народного возмущения. И если в 2004 году главным скандалистом был "Газпром", не согласный с урезанием своих аппетитов, то на этом заседании его успешно заменил председатель правления РАО "ЕЭС" Анатолий Чубайс. Для обольщения он даже пообещал Михаилу Фрадкову удвоение ВВП за счет инвестиций в энергетику, как сегодня газовики обещают увеличение добычи газа, а потом объявил Герману Грефу, что его экономическая политика - не что иное, как средневековая хиромантия.
Вот уж у кого точно, нет никакой хиромантии, а чистый денежный интерес, так это у господина Чубайса. Благодаря его активной деятельности, уже более пятнадцати лет либерал демократы строят эту уродливую систему с регулируемой рыночной экономикой, в которой они успешно делают карьеру, абсолютно не замечая народных жертв и страданий.
В русле регулируемой рыночной концепции, на этом заседании, и были представленные, основные параметры трехлетнего экономического прогноза. В данном прогнозе, а точнее в плане по сбору прибыли, было указанно, что в 2006 году тарифы на электроэнергию вырастут на 7,5%, тарифы на ж/д. перевозки - 8%, на газ – 11%, в 2007 году на электроэнергию - 6,5%, на ж/д. перевозки – 7%, на газ – 8%, в 2008 году на электроэнергию – 5,5%, на ж/д. перевозки - 5.5%, на газ –7%, а теперь мы узнаем, что цены на газ, за пять лет утроятся.
Спрашивается, где же здесь рыночные отношения, за развитие которых так ратовали и ратуют нынешние руководители? Что развивает Минэкономразвития, Правительство и администрация Президента, закладывая такой рост тарифов? Естественно, что вразумительных ответов никто не удосужился дать, кроме сумбурного заявления газовиков, про логику развития производства, да Шувалова, который, если судить по опубликованному в американском издании The Wall Street Journal интервью, все кого-то и в чем-то догоняет или выравнивает.
Может быть, они заранее знают, что именно в такой пропорции возрастут издержки предприятий, производящих и поставляющих электроэнергию и газ, а так же и у железнодорожников? Конечно же, нет. А вот, для всей экономики страны и для граждан, этот рост тарифов действительно обернется ростом издержек производства, ростом цен на все товары и услуги, и соответственно, замедлением темпов развития, ростом безработицы и снижением жизненного уровня.
Правительство заботиться о прибылях этих компаний, занимается чистейшей воды демагогией, за которой стоят откровенные планы обогащения одних и дальнейшего ухудшения жизни народа. Причем для граждан тарифы намечено повышать опережающими темпами по сравнению с предприятиями.
Народ очередной раз обманывают. Мол, великим благодеянием для него будет, если тарифы в 2009 году вырастут на 6 процентов, а не на 8, как в 2007 г., а то, что эти 6 процентов в 2009 году в рублях будут составлять больше, чем 8 процентов в 2007 г., никто объяснять и не собирается. Премьера Фрадкова, и его кабинет, такая словесная эквилибристика, похоже, вполне устраивает.
Этих правителей мало волнует, что складывается противоречивая ситуация, обличающая их реальные интересы. С одной стороны, министры, заявляют, что темпы роста отечественного производства падают, и, вроде бы, беспокоятся об экономике, но тут же, вместо того чтобы предложить меры по преодолению кризиса, предлагают еще сильнее придушить отечественного производителя, ростом тарифов на электроэнергию, на газ, и на железнодорожные перевозки, да сверху еще накрыть инфляцией. Чтобы уж наверняка.
Тем более, странно наблюдать такое рвение министров, в желании помочь нашим «бедным» монополистам, так как рост указанных тарифов не приведет к пополнению бюджета страны, а, скорее всего наоборот, ведь упадет прибыльность промышленных и сельскохозяйственных производителей и, как следствие, уменьшится налогооблагаемая база.
Что же преследуют наши министры рыночники, закладывая данный рост тарифов? Естественно, что ответ на этот вопрос, лежит в области материальных интересов, и интересы, так называемых естественных монополий, прослеживаются очень ясно. Именно они, хозяева монополий, выигрывают от роста тарифов. Не затратив ни рубля на повышение производительности труда, ни на переоборудования производства, ни на совершенствование методов труда, ни на сокращение управленческого аппарата, они получают значительный прирост прибыли.
А им и нет необходимости это делать. Они, как и всякая монополия, стремятся увеличить свои доходы не путем снижения издержек производства, а путем регулирование цены, планирования роста тарифов. И, в данном случае, не надо иметь семь пядей во лбу, чтобы догадаться, что наши основные монополисты, в энергетической и газовой отрасли, а так же, и железнодорожники, имеют общие интересы с чиновниками, и заранее заложили себе рост доходов. Подготовили, так сказать, почву, чтобы потом объяснять гражданам, что тарифы растут согласно утвержденного правительством плана.
Когда же у народа возникают вопросы: почему выросли цены на продукты и на промышленные товары, почему раскручивается инфляция, то чиновники говорят, что они здесь не причем, так как у нас рыночная экономика, и предприниматели сами устанавливают цены на свою продукцию (умалчивая, что предприниматели монополисты договорились с правительством). А инфляция происходит, как высказался Алексей Кудрин, в газете «Известия», из-за быстрого роста тарифов на услуги жилищно-коммунального хозяйства. Правда, по неясным нам причинам, из-за чего растут тарифы на жилищно-коммунальные услуги, министр финансов как-то скромно умолчал. А когда народ, пытается выяснить, с чем связано, повышение цен на электроэнергию и газ, то ему говорят, что это запланировано правительственной стратегией.
А где же присутствует рынок, в этой регулируемой рыночной экономике? Наверно – это продажа рабочей силы, может подумать неосведомленный читатель? Но, если внимательно присмотреться к отношениям наемных рабочих и их работодателей, к деятельности власти и имеющихся профсоюзов, то неизбежно приходишь к выводу, что и стоимость рабочей силы власть пытается регулировать, хотя и не так явно, как это делается с ценами на газ, электричество, связь, железнодорожные перевозки.
Монополии, правительство, реакционные профлидеры, прислуживающая пресса широко применяют тактику сдерживания роста реальной заработной платы, срывая забастовки путем бесконечного затягивания и саботажа переговоров об условиях коллдоговора, запугивая лидеров, угрожая штрафами, увольнениями. Подлинно демократические профсоюзы загнаны в подполье и заменены правительственными профорганизациями, являющимися послушным Орудием в руках реакционной власти, что явно видно из открытого обращения нефтяников ХМАО – Югры к Президенту.
«Членство рядовых работников в профсоюзах ФНПР не является добровольным, а обусловлено как давлением работодателей, систематическими «депремированиями» принуждающих работников состоять в «своих» профсоюзах, так и региональными властями, которые бюджетное финансирование многих социальных программ проводят через региональные органы ФНПР. Как следствие, путевки в детские лагеря отдыха для членов профсоюзов ФНПР стоят в два-три раза дешевле, чем для не членов этих профсоюзов, хотя все дотации идут из государственных источников и т.п.
Рядовые члены профсоюзов дискриминированы, представительство их интересов на съезде и руководящих органах не обеспечено.
Собирая десятилетиями миллиардные профсоюзные взносы (своеобразный обязательный налог, отчисляемый через бухгалтерии), боссы ФНПР не реагируют в должной мере на требования трудящихся, не покидают своих уютных тёплых кабинетов, чтобы облегчить жизнь трудящихся. Используют собранные средства на удовлетворение собственных интересов, коммерческих проектов и амбиций.
Наглядный пример: острый конфликт между руководством и сотрудниками крупных нефтяных компаний России («Сургутнефтегаз», «Славнефть», «Роснефть») набирает обороты. Рабочие выступают за повышение заработной платы в соответствии с реальной инфляцией (в ценах на жильё, бензин, продукты) и реальной прибылью компаний, отмены существующего соотношения базовой зарплаты и ее премиальной стимулирующей части 30 к 70, установление тарифной части зарплаты не менее 80%, строгое соблюдение норм трудового законодательства, уважительное отношение к работникам со стороны начальства и представителей государства.
Ни один из лидеров профсоюзов ФНПР не вышел на встречи с рабочими, не предпринял мер по предупреждению конфликта, не приступил к конструктивному диалогу ни с рабочими, ни с работодателями, ни исполнительной властью, сторонами социального трехстороннего партнёрства, ни на шаг не приблизился к рассмотрению и разрешению социально-экономического кризиса. Они расположились в офисах под защитой охраны, живут отдельной от рабочих жизнью, потому что их устраивают собственное положение, собственная зарплата, кратно превышающая уровень зарплаты рабочих, и собственные соцгарантии.
Так, 16 июля 2006 года около 10 тысяч работников «Сургутнефтегаза» в Сургуте и Лянторе выразили жесткий протест против антисоциальной политики компании. 89 тысяч членов профсоюза ФНПР «Сургутнефтегаза», перечисляющих ежемесячно часть зарплаты в ФНПР, имели и имеют полное право требовать от своих наемных профлидеров защиты прав, нарушаемых работодателем, требовать соблюдения Отраслевых тарифных соглашений по условиям быта, труда и оплаты. Но ни один функционер не появился на мероприятиях, не взял на себя ответственность за ситуацию. Нефтяники унижаются от голода и нищеты, получая за кабальный труд 7 рублей в час, а ФНПР демонстрируют полное спокойствие в затяжном конфликте.
Многочисленные обращения рабочих остаются безответными.
Надежды реформировать профсоюзы изнутри рушатся.
Любая попытка членов профсоюза отстоять свои права наталкивается на жесткое противодействие профсоюзного руководства. ФНПР занял соглашательскую позицию с работодателями. Рабочие теряют энтузиазм, утрачивают доверие не только к профсоюзам, но и к любым другим институтам гражданского общества.
Трудящиеся остались один на один с собственниками-работодателями, содержащими штаты юристов, и не способны самостоятельно защититься от прямой дискриминации в распределении результатов совместной трудовой деятельности и массовых нарушений в сфере труда. У трудящихся единственный вариант: объединяться в новые профсоюзы или использовать другие формы борьбы за свои права; выдвигать политические требования, организовывать стихийные стачки, голодовки, перекрытия дорог.
Рабочие России (даже нефтяники) не обеспечены прожиточным минимумом, социальными гарантиями Северян, пенсионным обеспечением и т.д. Мы убеждены, что это результат предательской политики руководства ФНПР на протяжении последних 15 лет».
Так, где же, хваленое социальное партнерство и равноправные отношения работодателя и наемного рабочего? Их нет. Налицо ЛЖЕпрофсоюз прислуживающий хозяевам предприятий и власти.
В сентябре 2006 года Росстат опубликовал исследование по заработной плате, в котором четко зафиксировал, что грабеж народа продолжается. Разрыв между 10% высокооплачиваемыми и бедными, даже в официальной сфере доходов, значительно возрос, и сегодня доходы богатых в 25 раз превосходят доходы бедных. Если к этому прибавить чиновничьи поборы, то разница будет измеряться трехзначной цифрой. Как говаривал известный кино-герой: «Кто не работает - тот ест».
Так же Росстат отметил, что зарплата региональных чиновников уже в 1,5 раза выше, чем средняя по стране. В развитых странах разрыв между бедными и богатыми на порядок ниже, например, в США - 10, Германии – 7, Японии – 4,5. Но ни кто из правительства и администрации президента не спешит заявлять, что заработная плата российских рабочих должна быть уравнена с зарплатой европейских. Похоже, что этого они и не хотят, так как им это не выгодно.
Так, где же в России, столь желанный рынок, к которому на словах, так стремились новоиспеченные либерал демократы? Возможно в товарах народного потребления? Но и здесь, при внимательном подходе, мы его не наблюдаем. Скорее обнаруживаем невидимую, но явную, руку чиновника, регулирующего цены в свою пользу.
Летний рост цен на недвижимость, в наибольшей степени в крупных городах страны, вызвал массу недовольства у граждан, поставил под сомнение реализацию Кремлевского проекта «Доступное и комфортное жилье - гражданам России», и явно показал, что рыночных отношений в данной сфере нет.
Реализация нацпроекта «Комфортное и доступное жилье», привело к тому, что жилье стало еще более недоступным. Ипотека подешевела на 1-2%, прирост нового жилья составил не боле 2%, а жилье подорожало на 30 -50%. Что же касается «доступности ипотечных кредитов», то тут ситуация нисколько не улучшилась. Средняя стоимость кредитов на сегодня – 10 - 12% в валюте и до 18% в рублях. То есть при рассрочке на 10 лет гражданам предлагается приобрести одну квартиру по цене двух.
Строители, напуганные таким положением дел, вовсю открещиваются от этого роста. «Динамика доходности строительных компаний с годами только снижается, - заверил "Известия" президент корпорации БАРКЛИ Леонид Казинец. - На росте цен зарабатывают не те, кто строит, а те, кто дает возможность строить. Только в марте доля города официально возросла на 30%. За полгода в 2 раза выросла стоимость подсоединения к сетям естественных монополий. В результате затраты инвестора растут быстрее, чем цены. К тому же бессмысленно упрекать нас в высоких ценах».
Как отметил президент Ассоциации строителей России (АСР) Николай Кошман, себестоимость жилья включают в себя затраты застройщиков на приобретение земельных участков, проектную и разрешительную документацию, строительные материалы, подключение к электрическим, газовым и иным сетям. Он уверен, что эти суммы значительно повышают себестоимость строительства.
И такая ситуация не только в строительстве жилья. Во все сферы экономической деятельности, под тем или иным предлогом, чиновник входит как хозяин и регулирует цены, исходя из своих корыстных интересов. Во всех видах услуг и товарах имеется чиновничья дельта, которую потребители невольно должны оплачивать. Своеобразная форма сбора дани.
Невиданные доходы монополий и власть имущих, от ограбления народа, может не видеть разве что слепой. На фоне растущей нищеты и безысходности основной части населения России, с их мизерными заработными платами, все более цинично и беззастенчиво проявляет себя правящая «элита» и окружающие ее нувориши. Число миллионеров в стране безудержно растет. В начале 1990-х в стране их насчитывалось 10 тыс., а сегодня – почти 90 тыс. Москва занимает второе место среди городов мира по числу миллиардеров: здесь их 25, больше только в Нью-Йорке – 40.
Если кто-то и считает, что все эти новоявленные миллиардеры и миллионеры получили свои богатства благодаря упорному труду и таланту, то только не в России.
Но, для наших граждан свойственно и другое – это отсутствия понимания связи между представителями власти и хозяевами капитала, их взаимной заинтересованности. Понимания того, что пока на России будет наживаться кучка циничных хапуг, приспособивших власть для своих нужд, под видом создания рыночной экономики, никакие проекты по улучшению экономического положения народа не пройдут, никакого соблюдения права не будет и все возмущенные обращения к власти, утонут в никчемном словоблудии чиновников.
Естественно, что такое раздолье для чиновников разного уровня было бы невозможно в условиях демократической власти, в условиях выборности и подконтрольности со стороны народа. Поэтому строители регулируемой рыночной экономики неизбежно пришли к необходимости создать и регулируемую демократию. Сегодня, как можно видеть, они ее создали в полной мере, урезав избирательные права граждан, извратив избирательный закон, отменив выборность судей и губернаторов, заменив живые партии, на карманные, лишив общества реальной свободы слова.
Надо четко усвоить, что демократия – это власть народа, а не власть от имени народа. Притом, что сегодня трудно найти политика, который бы не говорил о демократии, но, так же трудно, найти и тех, кто вскрывал бы причины нарушения демократических процедур, показывал бы порочную связь капитала и власти. Почему-то, все говорят о какой-то абстрактной демократии, суверенной демократии или демократии в неопределенном месте. Никто не желает говорить и добиваться действительно демократических процедур управления на деле. Притом что в современной России ни один государственный институт нельзя признать демократическим, ввиду множества нарушений, в соблюдении демократических принципов. И нарушаются они не потому, что чиновники не понимают, зачем они это делают, а потому, что это выгодно правящим бюрократам, связанным тысячами нитей с капиталом. Им выгодно иметь регулируемую рыночную систему вкупе с регулируемой демократией, но только не народу, который остается униженным, эксплуатируемым и обманутым.
Оценивая события, можно, безусловно, констатировать крах современной либеральной демократии и такой же неизбежный переход от регулируемой демократии к пролетарской.

Виталий Глухов



http://rpr.ur.ru/article/REGULI.doc


© Политучеба. Екатеринбург, 2006.
При полном или частичном использовании
материалов ссылка на http://rpr.ur.ru обязательна.