Палинодия!

VicRus

Administrator
#1
.
Дмитрий Логинов

ПАЛИНОДИЯ или ГЛАС ВОПИЮЩЕГО В НАУЧНОЙ «ПУСТЫНЕ»

«Есть очень древняя письменность, которая до сих пор не известна миру… Знаками ее записана история мира, каким он был тысячелетия назад, и каким он будет… И эта тайна дожидается своего часа, чтобы ей быть раскрытой». Такие слова ясновидящей приводит Красимира Стоянова, ее племянница, в книге «Правда о Ванге»[1]. Похоже, это предсказание ясновидящей сбывается на наших глазах. Тайна дождалась часа.

Около 12-и лет назад началось изучение сакральных знаков, лежащих, как это выяснилось потом, в основе большинства существующих и существовавших алфавитов. Его предпринял Валерий Чудинов, профессор ГУУ, председатель комиссии РАН по культуре древней и средневековой Руси. Сейчас эта работа почти закончена. По ее результатам изданы тома фундаментальных исследований.[2]

Сакральная письменность очень долгое время ускользала от пристального внимания. Причины этому две. Каждая руна ее обозначает слог, а не букву. А у современного человека уже на подсознательном уровне: один знак – одна буква. Поэтому если даже сакральную письменность обнаруживали, то интерпретировали как «нечитаемые символы». Но Чудинов, исследовавший более 3000 археологических и других объектов, научился такие знаки читать. Таблицу значений слоговых символов из его книги «Русские руны» я привожу после текста данной вступительной статьи.

Вторая причина в том, что и обнаружить надписи таковыми знаками было весьма непросто. Именно потому, что они сакральные, то есть тайные. А значит, специально делались таким образом, чтобы существовать скрытно от глаз профанов. Есть истина, которую хорошо понимают кладоискатели. Чтобы откопать нечто, требуется сначала установить, где именно требуется копать. Иначе будет как в анекдоте про пьяницу, который сначала потерял часы в подворотне, а потом искал их под фонарем, «потому что здесь искать светлее». Успех Чудинова связан с пониманием того факта, что, по определению, сакральное не лежит на поверхности.[3] А если сведения о нем на нее выносятся, то наносимы бывают на поверхность только тончайшими штрихами, подчас и замаскированными. А значит исследователям сакрального предстоит встреча с тайнописью.

Поэтому Валерий Алексеевич развивал именно такие методы работы с объектами, которые позволяют различать на них тайнопись. Ее выявление представляет собой непростое дело, поскольку постарались два фактора: посвященный, который создавал надпись незаметной для глаз профана, а также и само время: ведь продолжительное воздействие стихий может маскировать и без того малозаметно исполненные штрихи.

(…)

Пожалуй, несмотря на сказанное выше насчет сакрального вообще, уместно будет все-таки рассмотреть вопрос: а почему наши предки решили пользоваться, именно, тайнописью? Передается величайшая мудрость – это понятно. Но что бы не сообщить ее и открытым текстом? К лицу ли мудрецам игры во всяческие секретики? Ведь не считали же они смыслом деятельности загадывание потомкам ребусов?

Нет, разумеется. Но перед ними стояла следующая проблема. Во всякую эпоху к власти может прийти политик, имеющий намерение переписать историю в свою пользу. И примется уничтожить неугодные ему книги, священные предметы и даже храмы.[4] И как же можно в условиях подобной опасности передавать истину – ценнейшее наследие веков – будущим поколениям?

Решение состоит в том, что политики, как правило, не замечают многоуровневости нашего бытия. Их жизнь проходит, по преимуществу, лишь в одном его измерении: поверхность, открытый текст. Поэтому очередной переписыватель истории будет изничтожать лишь такие носители информации, на которых она сияет открыто. А тайнопись имеет надежду выжить в первоначальном виде и представляет собой, тем самым, надежную связующую нить различных эпох.

Подобные соображения, вероятно, и привели председателя комиссии РАН по культуре древней и средневековой Руси к намерению исследовать, прежде прочего, знаки тайные. Ведь именно такие с наибольшей вероятностью открывают подлинную историю Руси, а в некоторых случаях и всего человечества. Посмотрим же, что говорят эти знаки.

(…)

Уже лишь действие первого вывода Чудинова подобно эффекту бомбы. Оказывается, в течение десятков тысячелетий во всех землях Евразии тайнопись и/или открытый текст на священных предметах выполнялись РУССКИМИ РУНАМИ. То есть, когда прочитываются знаки, и когда слоги, обозначаемые ими, складываются в слова – становится очевидно, что эти слова понятны даже и современному русскому человеку. И образуют осмысленные фразы на русском языке. Из этого возможен лишь один вывод: родной наш с вами язык и был тем легендарным единым праязыком, на коем человечество говорило «до построения Вавилонской башни».

Именно такой вывод и делает ученый. Валерий Чудинов пишет: «Слоговыми знаками обозначались обычные русские слова, понятные и в наше время без перевода. Из этого следует, что руница была основным письмом человечества, а русский язык – основным его языком. Поэтому нет ничего удивительного, что ее образцы находят повсеместно и называют письменностью срубной, трипольской, винчанской, арийской, беловодской, миадленской… В этом утверждении нет ни национализма, ни расизма, оно лишь констатирует выявленный в результате исследований научный факт. Если бы древнейшая письменность принадлежала другому народу и другой системе письма, я высказал бы это столь же определенно».[5] «Констатация факта существования русской письменности в палеолите открывает путь для исследования высокой культуры наших предков в течение огромного исторического времени… Когда-то Русь представляла собой единую полосу цивилизованной евразийской территории умеренных широт, где говорили и писали на едином языке, русском, и где существовала единая русская культура и единая русская религия».[6]

Увы, сколько бы Валерий Алексеевич не заявлял, что просто констатирует факт, ему всегда будут сопутствовать обвинения в тенденциозности, потому что он русский. Предвосхитив таковые, скажем: исследования зарубежных ученых позволили им прийти к выводам практически идентичным. 7 июля 2007 года в Берлине открылась выставка «Под знаком золотого грифа: царские могилы скифов». На ней были представлены экспонаты с Алтая, из Казахстана, Северного Ирана, Южного Урала, Сибири, Кубани, Украины, Румынии. Идея выставки состояла в следующем: показать обширность скифского мира, который простирался, как минимум, от Тувы до Берлина, где обнаружены самые западные захоронения скифов (руссов). Президент Немецкого археологического института Герман Парцингер прокомментировал этот факт следующим образом: «История Германии и история России – это не только славяне и германцы, есть так много фактов и элементов, которые у нас общие».

(…)

Но второй вывод, который делает Валерий Чудинов, ошеломляет современного человека ничуть не меньше. Скрупулезные исследования тайнописи на священных предметах выявили величественную картину. За многие тысячелетия до принятия христианства у руссов уже была развитая, продуманная и многоуровневая система верований. Она являла собой духовное учение примерно такого типа, какое исповедует сейчас индия, точнее, та часть индусов, что сохранила древнейшие заповеди, конкретно, Веданты.

(…)

Духовные понятия наших предков, символика, каноны и ритуалы отличались такою степенью структурности и системности, какой способна похвастаться не всякая из теперешних мировых религий. Все русские святилища, например, возводились не абы как, но в соответствии с единым планом соотношения частей и строгой ориентацией их соответственно сторонам света. На каждом камне или священном предмете обозначалось рунами его должное месторасположение, предназначение, а также мастерская, где он был изготовлен и/или мастер-изготовитель. В случае перемещения священного предмета из одного храма в другой или вообще какого-либо значимого события служители наносили на предмет соответствующую надпись или печать. Был строгий канон о том, какими надписями прославляют какого бога. Существовала развитая иерархия служителей, символы и облачения, различающие достоинство сана.

И, главное, существовала иерархия достоинств самих богов. А также и понимание, что над всеми богами, людьми и тварями существует Бог Единый Всевышний. О нем говорилось и писалось на священных предметах весьма немного, что и понятно, ибо Всевышний Бог и Первоисток всего представляет собой и величайшую Тайну. Тайну всех тайн. Возможно, такую именно, которая даже и вообще не может быть открыта ни в каких надписях, а лишь – постигнута в Духе, в Его молчаливом и сосредоточенном созерцании. Единственное, что доверяли тайнописным словам древнейшие наши предки, так это ведение, что сей Единый Всевышний одновременно суть и Троичен. Они называли Его Великий Триглав.

Словом, такая вера, столь структурированная и глубокая, никоим образом не подходит под определение «язычества», которое сейчас употребляют, как нечто якобы само собой разумеющееся, в исследованиях по русской дохристианской вере. И не подходит по той причине, что термин этот «языческая религия» ассоциируется обыкновенно с чем-то примитивным и темным. И справедливо ассоциируется, в большинстве случаев. Поэтому совершенно неверно обозначать древнюю русскую религию как язычество. Достойное определение для нее есть ВЕДИЗМ. По крайней мере, коль скоро уж этим словом в науке (да и не только в науке) принято обозначать религию Индии, то вера наших древнейших предков, как минимум, не менее достойна такого определения.

Что же касается третьего из выводов, которые делает ученый, то он может породить и смятение в умах, и надежду.

Смятение – у неоязычников. И у тех, которые состоят с ними в обоюдной непримиримой вражде. То есть у ретивых не в меру ревнителей современного официально-церковного, узко-конфессионального христианства. (Последние бывают иногда, впрочем, обличаемы даже официальной церковью как «обрядоверы» и «батюшкопоклонники».)

А надежду – в душе глубоко и осознанно верующего православного христианина. Да и вообще всякого русского человека, что дорожит всей духовной историей своего отечества в неразрывном ее единстве. И это будет надежда на преодоление заблуждений, распространяющихся последние века в результате невежества и политического злого умысла. Заблуждений, какие сеют раздор между вообще-то едиными в Духе русскими людьми.

Невольно вспоминаю слова из письма Нострадамуса королю Франции Генриху Счастливому: «Севернее 48 градуса вновь будут почитать Древнюю Религию. Сила единения и согласия сделается столь мощной, что Запад, Восток и Юг содрогнутся. Эти северяне равны по своей природе и только вера их рознила».

Какое же открытие совершил Чудинов? Он обнаружил поразительную ПРЕЕМСТВЕННОСТЬ между ведическим и православным христианским канонами. И даже, расшифровывая ведические и христианские тайные надписи, процесс поэтапной последовательной передачи ряда богословских понятий. (Не без определенного видоизменения последних, конечно же. Но понятийный аппарат изменяется в каких-то нюансах и вообще у всякой религии, существующей достаточно долго.)

Начнем с обычая носить крест. Сейчас он почитается исключительно христианским. Лишь наиболее въедливые историки отмечают вскользь: во времена, когда Рим сделался терпимым ко христианству и даже сам исповедовал его кельтам, то это ведь не римляне кельтов, а кельты научили римлян почитать крест! Валерий Алексеевич уделяет этому вопросу внимания куда большее.

(…)

Чудинов также открыл наличие у последователей русской ведической веры прототипа христианского православного иконостаса, который имел название «святовид».

(…)

А также, он открыл сходство знаков священнического достоинства у жрецов и у христианских священников по XIV век включительно. И тем, и другим полагались в качестве таковых посох и перстень. Причем, на перстнях и посохах у тех и других имелись начертания русским сакральным ведическим письмом, то есть, как это называет Чудинов, «рунами Макоши».

И вот еще какой факт был выявлен исследователем. В те давние времена русские христиане дарили т.н. «язычникам» иконы и другие священные предметы для храмов их, которые там и устанавливались волхвами посреди изображений богов для поклонения как последователей ведической традиции, так и христиан. Ибо христианам в те времена вход в храмы ведические был и не заказан, и не зазорен.

И также и волхвы приносили христианским священникам ответные дары. Чудинов показывает о целом ряде ведических священных камней, к примеру, что эти камни, судя по тайнописи на них, переданы были волхвами в христианские храмы. В которых и сохранялись бережно. И, более того, существовал обычай в притворе христианских древнерусских церквей размещать изображения ведических богов. Прием для этого был канон, какого из богов следует размещать около какой стены храма. На камнях наиболее древних русских соборов и до сего времени еще можно прочитать тайнопись, указывающую место. И эти начертания русскими рунами были выявлены Чудиновым. Чтение выполненных рунами надписей на священных предметах позволило также установить: мастерские, в которых изготавливались изображения богов, производили также и христианские каменные кресты.

Но самое поразительное открытие Чудинова представляют, наверное, священные предметы «двойного предназначения», как это называет исследователь. А именно: христианские иконы и ладанки, на которых наряду с изображениями Христа и святых, имелись также изображения и ведических богов; камни, посвященные богам этим, на которых начертан и крест христианский православный. Причем, он выбит на камнях этих многовековых вовсе не христианскими священниками, но самими волхвами русскими, что и обозначено тайнописью. Ибо волхвы полагали христианство естественным продолжением ведизма, реализацией – исполнением на практике – всех древних его пророчеств о Даждьбоге, Сыне Сварога Небесного.

Итак, заключает Валерий Алексеевич свои выводы, тайнопись открывает нам совершенно иную картину соотношения религий, чем ныне принято думать. А именно, христианство зародилось в недрах русского ведизма, а не какой-либо другой религии (не в недрах иудаизма, к примеру). И после этого христианство и русский ведизм долгое время существовали, как единое целое. И это есть тот самый период, который ныне в исторической литературе принято обозначать именем «двоеверие».

Впрочем, Валерий Алексеевич выражает обоснованные сомнения в точности термина «двоеверие» и предлагает ему замену: «мариинство». Расшифровав тайнопись на папской крипте катакомб св. Каллиста, он делает следующий вывод: «ранние христиане почитали не только Святую Марию [как родившую Спаса], но и богиню Макошь, в чьем храме [на самом деле] и жила Мария, служа там жрицей. А в таком случае христианство должно было появиться только как развитие славянского ведизма, а не какой-либо иной веры. Например, его невозможно представить развитием иудаизма»[7].

Подобное заявление, вероятно, вызовет шок у большинства современных христиан мира. Но, между прочим, на несоответствие теперешних представлений реалиям истории указывал еще священник Александр Мень. Писавший, что введение Марии в иудейский храм и, тем более, во святая святых – в реальной жизни не могло состояться, потому что это категорически запрещает иудейский закон, по коему священнослужителями могут становиться лишь лица мужского пола.[8]

Итак, в иудейский храм Пресвятая Дева быть введена не могла, но праздник Введение Богородицы во храм отмечается и поныне церковью как один из Великих Двунадесятых. В какой же храм была введена Мария? Исследования Чудинова показали, что – в славянский ведический. Тем более становится понятен смысл тайнописи, выявленной и расшифрованной этим исследователем на сирийском деисисе, гласящей, что Иисус унаследовал Свой славянский облик от Своей Матери.[9]

Как тут ни вспомнить слова из книги американского консула в России Джекоба Коннера «Христос не был евреем»[10], под которые исследования Чудинова подводят ныне строгую научную базу: «Среди православных русских, потомков античных скифов есть давняя традиция утверждать, что Пресвятая Дева произошла из их рода… Эта традиция гораздо более достоверна, чем версия еврейского происхождения Марии, потому что евреи лишь оккупировали Галилею дважды и дважды же изгонялись [тогда как скифы населяли ее испокон и до самых времен Христа]». Подробнее о вопросах происхождения Христа и христианства будет сказано в моей книге «Конец четырехвекового заблуждения человечества о Христе»[11].

Конечно, это еще вопрос, привьется ли предлагаемое Валерием Алексеевичем название «мариинство» для обозначения переходного периода между ведизмом и христианством, да и соответствует ли оно сути дела. Но факт, что некорректно прозывать именем «двоеверие» совершенно единую, внутренне структурированную, органичную веру предков. И эту органичность и связность всех частей во единое целое можно видеть, действительно, на примере почитания Богородицы. Русские православные (Правь славили) ведисты веровали всегда в Мать Макошь, рождающую богов. При этом они почитали Ее как Деву, поскольку ведали, что боги рождаются по-другому, чем смертные. Естественно, что волхвы уверовали и в то, что Она родила и Сына Самого Бога Всевышнего.[12] Тем более, что такое Событие было предсказано ведическими мифами о Даждьбоге, Сыне Сварога Небесного. И, дабы совершилось это предреченное великое Рождество, великая Мать воплотилась в земную деву – в Деву Марию. Но после вознеслась на небо, как и Ее Сын.

(…)

Уместно будет отметить здесь многозначительный факт. Ведь Богородица обратилась, в начале прошлого века, с посланиями ко всему человечеству. И призывала людей молиться за землю русскую, терпящую страшное бедствие. Свои послания ко всем людям Дева передала через трех детей, жителей поселка Фатима в Португалии. Люсия Сантуш, одна этих детей, сделалась в последствии католической монахиней. Она прожила почти 99 лет и помнила послания Богородицы слово в слово все эти годы. О том свидетельствует ее предсмертная беседа с Мелом Гибсоном, пламенным христианином, создателем потрясающего фильма «Страсти Христовы». Люсия благословила Мела снять фильм о событиях в Фатмы за месяц до своей смерти.

Какие же произошли там события? Огромные количества народа собиралось у дуба (священное древо друидов, кстати, а также русских волхвов) вблизи поселка, но, тем не менее, саму Марию никто не видел и слов Ее не слышал, кроме тех трех детей. Однако более тысячи человек свидетельствовали, что… как будто самое солнце танцует в небе. И цвет его лучей изменяется, последовательно являя все цвета радуги… И вот, в послании Богородицы третьем есть, между прочим, и такие слова: «Я вынуждена буду отпустить карающую руку сына Моего Перуна»… По крайней мере, так именно передает выпуск итальянского журнала «Република» от 4 июля 1985 года, в котором был опубликован текст этого послания.

Конечно, и Португалия, и все другие католические государства обратились по поводу явлений Богоматери с вопросами к Папе Римскому. Ватикан отмалчивался, долгое время не желая признать, что близ провинциального португальского поселка совершалось настоящее христианское чудо. Но, проведя тщательное расследование и сподобившись видения Свыше, Папа Иоанн Павел II уверился, что детям тогда действительно являлась Мать Господа Иисуса Христа.

(…)

Но, все-таки, насчет «сына Моего Перуна» католики, надо думать, обязательно бы подчистили, если бы им было известно, кто это такой – Перун. И вот какая появляется здесь догадка относительно Промысла, хотя, конечно, не нам судить. А почему Богородица явилась детям в португальской глубинке, а не… скажем, где-нибудь в области Вологодской, к примеру? Да потому, что наши официальные священники хорошо знают, кто есть такой Перун. И современные наши официальные церковники точно бы уж «отредактировали», а именно, попросту говоря, выбросили бы сие место из послания Богоматери, сами для себя объясняя столь кощунственный произвол тем, что это, де, примешался тут детский лепет ко гласу Свыше! Дети передающие сфантазировали.

В далекой же католической Португалии ни дети не могут нафантазировать никакого Перуна (такого бога они вообще не знают и знать не могут), ни официальная церковь тамошняя не в состоянии усмотреть в этом имени «язычество» (ибо для нее это слово – лишь невразумительный набор звуков). Увы, таким вот лишь окольным путем Богоматерь в настоящее время только и может сообщить человечеству, какова вера истинная. Слова про «сына Моего Перуна» есть благословение Свыше на ПАЛИНОДИЮ, то есть возвращение на первоначальный путь веры, опровержение прежде принятых опрометчивых нововведений.

Осталась ли официальная русская церковь глуха к волеизъявлению Богородицы? Хочется верить, что нет. По крайней мере, именно после обнародования фатимских посланий начался процесс преодоления раскола между последователями старого и нового обрядов. Собор 1971 года РПЦ назвал старые книги, чины и обряды «равночестными и равноспасительными», то есть такими же пригодными для христиан, как и новые обряды, чины и книги. А, между прочим, некоторые старообрядческие толки (некоторые поморские, например) и до сих пор поминают в молитвах Иисусу Христу и древнерусских богов, как «Силы» Его. В том числе того же Перуна.

Исследования Чудинова представляют собой, на мой взгляд, один из мощнейших факторов реализации палинодии. Открытия ученого показывают структуру первоначальной веры, а также факт, что наши прямые древние – а также и не такие древние – предки ее придерживались. Но сам Валерий Алексеевич ни о каких палинодиях ничего не заявляет. Как и подобает ученому, он осторожен в суждениях и чуждается тенденциозности. Поэтому в книге «Тайнопись…» содержатся приведенные выше выводы, но нет решительного обобщения их, которое, на мой взгляд, напрашивается.

А именно:

- коли у священства ведического и христианского на Руси были сходные знаки священнического достоинства,

- если язык сакральный, используемый тем и другим священством, являл собою, как это называет Валерий Алексеевич, «руны Макоши»,

- если ведические и христианские храмы обменивались богослужебными предметами,

- если, наконец, были священные предметы «двойного предназначения», то есть для поклонения и почитания как христианами, так и последователями ведизма,

то – тут уже не о «двойном назначении» приходится говорить! А просто, это была одна единая вера на Руси. Две стороны единого Православия. Две ступени одного Посвящения: низшая – почитание богов-Сил, как покровителей отдельных сторон деятельности человечества и хранителей природной гармонии; высшая – поклонение Богу Триединому Всевышнему, Творцу и мира природы, и людей, и богов.

Предание Русской Северной Традиции сохранило именно такое знание о положении дел в период т.н. «двоеверия» на Руси. Последователи Традиции писали об этом со времени, когда публикации на подобные темы стали возможны, и пишут по сие время.[13]

И в этом смысле можно и должно говорить о русском православном (Правь славили) ведизме, как об изначально содержащем в недрах своих осознанное предвосхищение христианства. А также можно и должно говорить о русском и православном же христианстве как об исполнении древних ведических пророчеств. Как о триумфе веры наших древнейших предков, половина наиважнейших пророчеств которой исполнились два тысячелетия назад, и, поэтому она сделалась, взрывообразно, одною из наиболее влиятельных мировых религий (но, к сожалению, не без многоразличных искажений в разных регионах Планеты; а также, в основном, совершенно без памятования об истоке[14]).

Подобное утверждение, естественное для последователя Русской Северной Традиции, рассматривается средним современным человеком не то, что даже скептически, но просто совершенно ошеломляет. И это можно понять. Ведь современный человек смотрит вокруг и спрашивает: И где есть ныне эти почитатели богов русских – любители христиан? Я вижу только неоязычников, норовящих наставить повсюду идолов и враждующих меж собой («велесианцы» против «перунианцев» и т.д.), а также очень по-иудейски плюющихся в направлении всякого христианского храма. Плюющихся, причем, именно по причине, что им навязали видеть эти храмы «иудео»(?!)христианскими, чужими, не русскими. При этом надо признать, увы, что данная обработка зашла далеко настолько, что и не все христиане нынешние поморщатся, услышав насаждаемый СМИ ублюдочный и лживый термин «иудеохристианство».

И невозможно не согласиться, что ныне то и другое именно так и есть. Ведь несколько еще веков назад начат был какой-то грандиозный подлог. Валерий Алексеевич пишет на эту тему в «Тайнописи…»: «Возникает впечатление, что разрыв дружеских отношений между ведистами и христианами произошел только в XIV веке. Эту дату я установил по христианским иконкам, которые еще в XIII веке имели двойное назначение, то есть, на их образах содержались лики как ведических богов, так и христианских святых, а уже в XIV веке мы наблюдаем строго христианские лики. Что произошло в этом XIV веке, я пока не знаю».

Зато хорошо известно, что произошло в следующем, XV. В 1471 г. прибыл в Новгород в свите литовского князя Михаила Олельковича иудей Схария, «умом хитрый и языком острый», как написал о нем Н.М. Карамзин. И начал распространять учение, что Иисус Христос, будто бы, не Сын Божий, а просто человек, и по роду, якобы, был еврей, как это и до того было немало у евреев учителей и пророков… Словом, Схария насаждал ересь евионитов, которая была осуждена самими еще апостолами.

Но, полагает митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Иоанн, не только ересь насаждали сектанты Схарии, но и заговор. «Деятельность еретиков была направлена на внедрение в аппарат властей, светской и духовной, имея конечной целью контроль над их действиями и решающее влияние на них. Проще сказать, целью еретиков в области политической был захват власти».[15] И тут возникает следующее предположение. Коли заговор, да еще и такой масштабный, так не был ли этот Схария и Кº лишь «верхушкой айсберга»? Не поработали ли прежде него весьма многие подобные ему засланные, внедрявшиеся в русские мастерские по изготовлению священных предметов? И – постепенно добившиеся, чтобы на них перестали отображать информацию, способную опровергнуть готовящуюся ересь? И не такая уж это фантастичная версия. Политики государств-конкурентов пытались прибрать Русь к рукам посредством изменения ее религии еще со времен злой памяти «ордена меченосцев». И не жалели денег на финансирование коварных планов, продуманных на века вперед.

Есть косвенное свидетельство в пользу предположения о «верхушке айсберга». Ведь «ересь жидовствующих» (так русский церковный Собор 1488 года определил учение Схарии) была, вроде, «разгромлена», но через полтора века уже проросла с новой силой, хотя и более прикровенно. Следовательно, была законспирированная «корневая система», которую разгром не затронул, а Схария – лишь вершки. Диакон Соловецкий и еклесиарх Игнатий писал о «новопоявившейся в России на крестах четырелитерной ИНЦИ-титле»: «Сию же титлу ныне новыя злыя еретицы воздвигоша. Зане… человеком равна Христа помышляют, а не Творца всех и Бога прославляют, и царем израилевым нарицают, а не всех Царя славят. Спаситель же свет наш Христос истинный, истинный по существу Сын Божий, и Сын девичь быв!»

(…)

Итак, сначала была информационная диверсия еретиков-заговорщиков, изведших со священных предметов канонические начертания ведической тайнописью. Затем – никонианское переписывание (чтобы не сказать – уничтожение) священных книг и века раскола. Затем и вообще геноцид священнослужителей и 70 лет официально декларируемого безбожия после кровавого путча 1917-го. Так что ведь это чудо, что на Руси вообще выстояла после всего этого православная христианская вера. И вовсе не удивительно, что (в случае официальной церкви) с отшибленной уже памятью о том, насколько глубоко ее корни уходят в православие же древнерусское ведическое.

Но рано торжествовать заговорщикам и еретикам, которые сейчас думают, будто бы удалось им навечно извести духовную память. Бог поругаем не бывает (Гал 6:7) и палинодия, благословленная Его Матерью при фатимских явлениях Ее, совершится.

(…)

Предание Северной Традиции говорит, что православный ведизм был унаследован руссами около 20-и тысячелетий назад от арктов, народа легендарного северного полярного континента, который древние греки прозвали Гиперборея.[16] Сей православный (Правь славили) ведизм представлял учение о Триединстве Бога Всевышнего, а также и продуманную систему «соотнесения божественности высшей и низшей», а также корпус пророчеств.

Походами древних руссов православный ведизм распространился по всему миру. И где-то он остался ведизмом (на полуострове Индостан, к примеру, на плоскогорьях Тибета…), но где-то выродился до такой степени примитивности и несвязности положений, какую принято ныне именовать «язычество». Точнее, выродился во множество различных язычеств: ведь истина одна, но профанированиям ее числа несть…

Но вот родился Христос. И Он учил истине, но оказался предан и распят, но затем воскрес и вознесся. И мир увидел, что древние арийские (по Преданию, гиперборейское учение сообщил Яр [Арий] и он же был прародителем аристократии древних руссов) пророчества начинают сбываться. И было посрамлено всяческое язычество (но еще более – иудаизм, который научал о Законе, а восторжествовала-то Благодать). И древняя вера ариев, очистившись от языческих заблуждений в землях, где таковые заблуждения к ней прилипли, взрывообразно распространилась по всему миру, называемая теперь «христианство».

Но снова начался цикл. Что занимало прежде тысячелетия – сжимается до веков. То есть, мы видим далее вырождение уже и самого христианства. Оно распалось на множество конфессий, а иные из них, затем, – также еще на секты, многие из которых оказываются христианскими только лишь по названию. Так что это, как не реванш язычества? Вот пример: евиониты сегодняшние навязывают идею, будто бы христианство произошло от иудаизма (а он есть христианству полная противоположность), но почти никто и не спорит.

Конечно, где-то христианство сохраняется православным и по сие время. В России, например… Но где же тот решительный импульс, который позволил бы, как было два тысячелетия назад, «зерна отделить от плевел» (Мт 13:38)?

Покуда будто ничего такого не видно. И все же – словно зарницы некие блещут на темном небе, и предвещают очистительную грозу. Одна из этих зарниц: русский ученый расшифровал наидревнейшую систему письма, и вот – миру обнажаются подлинные корни христианства, одной из наиболее влиятельных ныне мировых религий. Собратия по науке молчат пока в ответ, в основном, и у первопроходца складывается впечатленье, вероятно, что будто бы он в пустыне. Но, как это свидетельствует психоистория, вот именно подобная ситуация и может означать канун решительных перемен, миг властного «возвращения на круги своя», ибо сказано: «глас вопиющего в пустыне: исправьте путь Господу, прямыми сделайте стези Ему» (Мт 3:3). И есть еще одно пророчество ясновидящей Ванги, которое было опубликовано в той же книге, где и ее предсказанье о древней письменности. Оно тем более значимо, что это есть пророчество человека, жившего и умершего в православной христианской вере (друзья воздвигли по смерти ясновидящей часовню в честь святой Ванги – небесной покровительницы умершей): «Вновь древнее учение придет в мир. Оно оденет всю землю, как белый и чистый снег, но первыми воспримут его благодать земли Севера».

15.01.2008

Полный текст работы Дмитрия Логинова «Палинодия…» размещен по адресу: http://www.alva-pervaya.ru/index.php?menu_id=3&rand=522 В самое ближайшее время он будет издан в качестве вступительной статьи для книги Валерия Чудинова «Тайнопись на русских иконах» (М.: Альва-Первая 2008).
.