ЕСПЧ и Катынь!

VicRus

Administrator
#1
.
http://bolshoyforum.org/forum/index.php?page=506

• Европейский Суд признал документы по Катыни фальшивкой
01 Октября 2012, 11:48:00


18 июня 2012 г. Европейский суд принял сенсационное решении о том, что предоставленные при Горбачеве и Ельцине "документы", указывающие на то, что в расстреле десятков тысяч польских офицеров под Катынью повинен Сталин и советская сторона, оказались фальшивкой. Молчит буржуазное ТВ, "Эхо Москвы", молчат "Грани", молчит "Новая газета". А ведь это топ-сенсация мирового уровня. И что теперь со всем эти делать?

Россия не несёт ответственности за массовый расстрел польских офицеров в Катыни – такое решение принял недавно Европейский суд по правам человека. Решение сенсационное: выходит, что последние 20 лет руководство нашей страны неустанно каялось в преступлении, которое в 40-е годы совершил кто-то другой. Выходит, что документы о катынском расстреле, которые появились в конце 80-х из рукава члена Политбюро ЦК КПСС Александра Яковлева, не более чем фальшивка – суд даже не принял их к рассмотрению. Кому-то в окружении президента СССР Михаила Горбачёва нужно было скомпрометировать отечественную историю и лично Иосифа Сталина накануне распада СССР. Может быть, именно по этой причине решение суда, сформулированное совершенно однозначно, в России пытаются трактовать двояко – мол, убийц-то в итоге так и не установили, а вдруг это всё-таки Сталин?.. Вначале несколько слов о том, кто и из-за чего, собственно, судился. В 2007 и 2009 году в Страсбург обратились с жалобами родственники польских офицеров, расстрелянных в Катыни якобы по приказу Сталина. Жаловались они на то, что наша страна в 2004 году прекратила расследование обстоятельств катынского расстрела на основании пункта 4 части 1 статьи 24 Уголовно-процессуального кодекса РФ (за смертью виновных).

…архивные документы, касающиеся катынского расстрела, требуют немедленной ревизии на предмет их возможной фальсификации… Считалось, что массовые казни польских граждан, большинство из которых были пленными офицерами польской армии, совершали с санкции высшего руководства СССР сотрудники НКВД. Если верить архивам, всего в лесах под Смоленском расстались с жизнью 21 857 пленных поляков. Естественно, ЕСПЧ принял жалобы к рассмотрению: появилось на свет дело «Яновец и другие против России». И вот тут-то и начались нестыковки. Дело в том, что европейские судьи привыкли верить не столько громким публичным обвинениям, сколько документам. И расхожий тезис о том, что-де Сталин – палач, санкционировавший массовые казни, требовал документального подтверждения. А подтверждения не находилось: представленные польской стороной свидетельства не несли прямых доказательств того, что поляков расстреливали русские. А со свидетельствами российской стороны и того хуже – наши архивные документы после недолгих проверок судьи стали попросту игнорировать. Громких заключений на сей счёт они себе не позволяли – реноме как-никак, – но и к делу такие документы подшивать не спешили. Уж не потому ли, что фальшивки, всплывшие из небытия в конце 80-х, в состоянии убедить только нас с вами, но никак не европейских судей?

К чему же в итоге пришёл Европейский суд? Малая палата ЕСПЧ в составе семи судей в резолютивной части постановления по делу «Яновец и другие против России» четырьмя голосами против трёх решили, что в отношении двенадцати заявителей – родственников расстрелянных польских офицеров – представителями СССР не нарушалось право на жизнь. Основной вывод такой: наша страна не несёт ответственности за массовые расстрелы в Катыни. Для России этот вывод означает следующее: материальные компенсации, о которых тайно мечтали потомки расстрелянных и которые, если верить их адвокатам, могли составить астрономическую сумму – 2 млрд долларов, платить полякам будем точно не мы с вами. Кстати, вчинить иск собиралась и Польша – на сумму 100 миллиардов! Из основного вывода следуют и другие: архивные документы, касающиеся катынского расстрела, требуют немедленной ревизии на предмет их возможной фальсификации, отечественная история 40-х, написанная в начале 90-х годов, должна быть переписана начисто. Ещё неплохо бы в судебном порядке установить виновных в фальсификации, хотя на самом деле это давно уже секрет Полишинеля. Также суд установил, что расстрел поляков – военное преступление. Но с этим уже давно никто не спорит: военным преступлением расстрел под Смоленском в разное время признавали не только американские конгрессмены и беглые поляки в Лондоне, но также Сталин и Гитлер. Трупы-то налицо. Вопрос лишь в том, кто убивал? Однозначно определиться не смог и Европейский суд – судьям не хватило документальных подтверждений, хотя на изучение всяческих исторических бумаг и архивных свидетельств они потратили не один год. Можно сказать следующее: примерно до 1990 года весь мир был убеждён в том, что поляков расстреляли немцы. После 1990-го – с подачи Михаила Горбачёва и Александра Яковлева – что расстреливали русские. Теперь, после суда, ясности нет вообще, и знаем мы лишь то, что погибли действительно поляки. Вот только от чьих рук?

А начиналось всё следующим образом: в феврале 1990 года Михаил Горбачёв получил докладную записку от заведующего международным отделом ЦК КПСС Валентина Фалина, в которой шла речь о том, что в архивах якобы были найдены документы, подтверждающие связь между отправкой поляков из лагерей весной 1940 года и их расстрелом. Фалин высказал Горбачёву свои сомнения в происхождении этих документов. Но Горбачёв был иного мнения, и весть об «истинных виновниках» катынского расстрела разлетелась по миру. На чём базировались доказательства причастности немцев к катынскому расстрелу до 1990 года? Поляков убили из оружия немецкого производства – это легко установить и по пулям, и по гильзам. Расстрельные команды НКВД убивали своих жертв из револьверов, а польских офицеров расстреливали в том числе и из крупнокалиберных пулемётов, чего энкавэдэшники никогда не практиковали. Немцы, составившие в 1943 году первые документы о казнённых поляках, указывали в них, что убитых они идентифицировали по знакам различия польской армии. Советское «Положение о военнопленных» образца 1931 года, которым в нашей стране руководствовались до лета 1941 года, устанавливает, что пленные не могут носить знаков различия. Но на убитых эти знаки различия имелись. Значит, если это были военнопленные, то содержались они в плену у страны, соблюдавшей Женевскую конвенцию. А СССР на тот момент её не соблюдал. Ещё одна деталь, весьма существенная. Массовые расстрелы в СССР не практиковались с тех пор, как наркома внутренних дел Николая Ежова сменил Лаврентий Берия, – с осени 1938 года. А к 1940 году от них отказались вообще. Вопреки расхожему мнению Берия был противником «высшей меры социальной защиты».

Наши эксперты-историки признавали, что полной ясности с катынским расстрелом после публикации якобы открывшихся в 1990 году новых данных у них нет: с одной стороны, имелись бумаги, свидетельствующие о том, что польским военнопленным было вынесено 14 542 смертных приговора. Называлась и другая цифра – 21 857 убитых. С другой стороны, удалось достоверно установить гибель лишь 1803 человек. Куда подевались остальные – если они вообще были? Есть и другие занятные факты: среди пленных поляков были молодые офицеры Армии крайовой Войцех Ярузельский и Менахем Бегин – спустя десятилетия они станут соответственно польским лидером и израильским премьером. Ни тот ни другой ни разу и словом не обмолвились о причастности советских руководителей к организации расстрела. Даже ярый антисоветчик Бегин утверждал, что поляков казнили не представители советского НКВД, а германского гестапо. Не слишком ли много нестыковок? В 2010 году депутату Госдумы Виктору Илюхину и экспертам-историкам Сергею Стрыгину и Владиславу Шведу стало известно, как готовилась фальсификация «письма Берии № 794/Б» в Политбюро ВКП (б) от марта 1940 года, в котором предлагалось расстрелять более 20 тыс. польских военнопленных. Илюхин обнародовал информацию о том, что в начале 90-х годов одним из высокопоставленных членов Политбюро ЦК КПСС была создана группа специалистов высокого ранга по подделке архивных документов. Фамилию этого высокопоставленного партийца Илюхин назвал позже, летом того же года – Александр Яковлев, «архитектор перестройки». «Группа Яковлева» работала в структуре службы безопасности российского президента Бориса Ельцина, территориально размещаясь в поселке Нагорное Московской области (до 1996 года), а потом была перебазирована в другой населённый пункт – Заречье. Оттуда в российские архивы были вброшены сотни фальшивых исторических документов, и ещё столько же было сфальсифицировано путём внесения в них искажённых сведений, а также путём подделки подписей. Илюхин потребовал начать масштабную работу по проверке архивных документов и выявлению фактов дискредитации советского периода отечественной истории.

«В 1943 году Геббельс, пытаясь разрушить антигитлеровскую коалицию и поссорить СССР с США, распространил ложь о том, что Сталин и Берия приказали расстрелять 10 тыс. польских офицеров, – писал Виктор Илюхин. – Эту ложь поддержало польское правительство в эмиграции, которое больше всего руководствовалось чувством злобы на Советский Союз за разгром польской армии в западной Белоруссии и на Украине и присоединение этих территорий к СССР. Небезызвестный Александр Яковлев фактически ратовал за такую компрометацию СССР, чтобы от нашей страны отвернулся весь мир. После этого состоялась величайшая подтасовка и фальсификация архивных документов ЦК КПСС». До самой смерти Илюхин считал, что фальшивки были изготовлены с целью дискредитировать Сталина «в русле той оголтелой пропагандистской кампании охаивания советского руководства, которая особо цинично и откровенно велась в начале 90-х годов прошлого столетия».

Вообще-то Сталин настоял на том, чтобы было польское государство ( впрочем как и еврейское израильское), но за добро, как известно, платят злом...
 

VicRus

Administrator
#2
5 Re: • Европейский Суд признал документы по Катыни фальшивкой Eugenie 27 Марта 2013, 23:04:12

В последнее несколько лет резко возбудилась тема обвинения России в растреле поля-ков в Катыни, подключились даже высшие
иерархи Российской православной церкви. Катынь – это боль не только поляков, но и наша боль, как в известной песне:


«В полях за Вислой сонной
Лежат в земле сырой
Сережка с Малой Бронной
И Витька с Моховой.»

700 тысяч наших солдат отдали жизни за освобождение Польши и спасение ее населе-ния от запланированного немцами полного
истребления. А сейчас в Польше издаются гео-графические карты, на которых территория нашей страны закрашена черной краской и название вместо России – Катынь. В Польше законодательно запрещена советская символика – символика страны-освободительницы и спасительницы. А родственники расстрелянных поляков обратились в Страсбургский суд с требованиями к России о компенсациях.

На многочисленных телевизионных политических ток-шоу записные антипатриоты и иже с ними с пеной у рта кричат, что «пакт
Молотова-Риббентропа» открыл дорогу Гитлеру для нападения на Польшу, что разделение Польши между СССР и Германией произошло по секретным протоколам к этому пакту, что Красная Армия в 1939 году напала на Польшу, разбила польские войска и взяла много военнопленных, что Сталин расстрелял военнопленных и свалил это на немцев.

Чтобы разобраться в этой ситуации, необходимо рассмотреть общеизвестные и неопровержимые факты, проследить хронологию
событий. До февральской революции 1917 г. Польша, как и Финляндия, входила в состав Российской империи на правах ассоциированного члена, у нее была своя конституция и парламент - сейм., а Николай II носил титул «Император Всероссийский, Царь Польский, Вели-кий князь Финляндский». После падения Российской монархии эти страны отсоединились и в 1918 году Декретами Совнаркома РСФСР получили самостоятельность. Международная комиссия под председательством министра иностранных дел Великобритании лорда Керзона определила границы Польши, в том числе и восточную, соответствующую
этнографической, т.е. отделила территорию проживания поляков от территорий проживания украинцев и белорусов. Эта граница, получившая название «Линия Керзона», была официально признана восточной границей Польши Верховным Советом Антанты 8 декабря 1919 года, а затем и Лигой Наций, в которую вошла Польша.

В 1920 году панская Польша напала на Советскую Россию, война шла с переменным успехом и в связи с истощением сил обеих сторон завершилась в 1921 г. Рижским мирным договором, по которому у Польши остались захваченные западные территории Белоруссии и Украины почти до Днепра, в связи с чем столицу Украины перенесли из Киева в Харьков. Однако новую восточную границу Польши никто официально не признал – это был лишь двухсторонний договор, потому что, во-первых, Советская Россия на тот период еще никем не была признана, и этот договор не имел юридической силы для других стран (США признали СССР только в 1933 г.). Во-вторых, страны Лиги Наций не могли пересматривать ими же установленные этнические границы, и захват Западной Украины и Западной Белоруссии рассматривался как оккупация части территорий и населения других этнических государств. Восточной границей Польши так и осталась «Линия Керзона», действующая с небольшими изменениями и в
настоящее время.

26 января 1934 г. Польша заключила с Германией пакт о ненападении на 10 лет, но 28 апреля 1939 г. Германия денонсировала этот пакт, продемонстрировав тем самым намерение напасть на Польшу (пакта «Молотов-Рибентроп» еще не существовало!). Поэтому в мае 1939 г. Советский Союз предложил Польше заключить пакт о взаимопомощи для совместно-го отпора агрессору, но Польша отвергла это предложение, понадеявшись на имеющиеся такие договоры с Великобританией и Францией.

29 сентября 1938 г. Великобритания и Франция заключили с Германией договоры о не-нападении («Мюнхенские соглашения»), по
которым Германии передавалась часть территории Чехословакии – Судетская область, населенная немцами, предопределившие
последующий захват Германией в 1939 г. всей Чехословакии, несмотря на имеющиеся у Чехословакии договоры о взаимопомощи с Великобританией и Францией.

19 августа 1939 г. по предложению Германии был заключен договор о ненападении между Германией и СССР, так называемый «Пакт Молотова-Рибентропа». Отказаться было невозможно, т.к. отказ от его подписания означал бы намерение Советского Союза напасть на Германию, т.е. заведомо объявить СССР агрессором. Это развязало бы руки Гитлеру, а СССР лишало бы в будущей войне союзников. Это был лишь договор о ненападении, и ни-каких обязательств по политическому сотрудничеству и взаимопомощи этот документ на СССР не возлагал. А торговый договор был для СССР выгоден, так как за наше зерно и сы-рье мы получали из Германии высокоточное металлообрабатывающее оборудование, необходимое нашей оборонной промышленности. Но даже отклонение этого германского предложения не защитило бы Польшу от нападения Германии, т.к. договора о взаимопомощи между Польшей и СССР не было. А Гитлера не остановило и наличие таких договоров Польши с Великобританией
и Францией.

Германия, спровоцировав конфликт – якобы польские военнослужащие захватили германскую радиостанцию в Глейвице,
объявила Польше войну. 1 сентября 1939 г. германские войска вторглись в Польшу, польская армия была разбита, т.к. 59-ти
германским механизированным дивизиям Польша смогла противопоставить только 34 слабо вооруженные дивизии. Более 100
тысяч польских солдат и офицеров попало в плен. При подходе германских войск к Варшаве, польское правительство сбежало в
Румынию, а оттуда – в Лондон. Польское государство прекратило существование, а вместе с ним – и Рижский мирный договор, что автоматически возвращало оккупированные территории в состав СССР.

Последняя сводка от 16 сентября 1939 г. сообщала, что германские войска вышли на линию Львов – Владимир Волынский – Брест – Белосток, т.е. на «Линию Керзона» и остановились, потому что здесь закончилась территория Польши и началась территория СССР, с которым у Германии был договор о ненападении. Тем более, что 3 сентября 1939 г. Великобритания и Франция объя-вили Германии войну, и Германии обострение на Востоке было совсем не нужно.

Германские войска остановились именно по этим причинам, а не из-за каких-то мифических протоколов о разделе сфер влияния. И только после этого, 17 сентября 1939 г., Красная Армия приступила к мирному освобождению своих территорий до «Линии Керзона», т.е. до своей же официальной западной границы. Таким образом, все действия Советского правительства производились в рамках международного права.

За «Линию Керзона» отступили остатки разбитой немцами польской армии, около 300 тыс. человек, многие с семьями, они были
интернированы в лагеря в западной части России. Так как война Польше не объявлялась – некому было объявлять, и боевых действий не велось, эти польские военнослужащие не считались военнопленными, а приравнивались к беженцам. В связи с
нарастанием угрозы войны с Германией, этих поляков стали перевозить в Поволжье – в Татищевское (Саратовская обл.) и Тоцкое
(Оренбургская обл.) поселения, только незначительную часть не успели вывезти до начала войны.

В июле 1941 г. было достигнуто соглашение Советского правительства с эмигрантским лондонским польским правительством
о формировании на территории Советского Союза из интернированных польских военнослужащих добровольных польских армий под командованием назначенных польским лондонским правительством генералов Андерса и Берлинга, вооруженных советским оружием (это, кстати, доказывает, что поляки не были военнопленными, т.к. военнопленных не вооружают!), одна из которых сражалась с немцами на запад-ном фронте, другая – на восточном. Еще один весомый аргумент в пользу непричастности Советского Союза к расстрелу польских офицеров в том, что после советско-польской войны прошло два десятка лет, новое поколение Красной Армии не воевало против нового поколения польской армии и не испытывало к нему враждебности, а вот германские войска воевали против польской армии и испытывали к полякам вражду.

Были тяжелые бои в Вестерплатте, и Вермахт понес там крупные потери, так что у немцев были причины к мести полякам.
После окончания войны и восстановления польской государственности снова возник вопрос Рижского мирного договора,
но он был урегулирован на Берлинской (Потсдамской) конференции глав держав-союзников 17.07. – 2.08.1945 года, на которой были приняты новые границы Польши. Восточной границей была закреплена «Линия Керзона», а за это западная граница Польши
была отодвинута за счет передачи Польше германских земель: Силезии – исторической польской области, Силезско-Малопольской возвышенности и северных земель между Вислой и Одером, так что северный германский порт Штеттин стал поль-ским Штецином, ранее упомянутый Глейвиц – Гливице, а река Одер – Одрой.

Эти все общеизвестные и бесспорные факты доказывают, что не было ни нападения Красной Армии на Польшу, ни военнопленных польских офицеров, ни поводов для их расстрела.

24 января 1944 г. компетентная международная комиссия под руководством академика Н.Н.Бурденко по результатам комплексных исследований и экспертиз установило, что польских офицеров расстреляли немцы в 1941 году. Сейчас выводы этой комиссии игнорируются, нашли целые коробки других документов и даже Постановление Политбюро о расстреле поляков с резолюциями Сталина и других руководителей страны. Но если не верить одним документам, то почему нужно верить другим? Политбюро было высшим государственно-политическим органом страны, на его заседаниях рассматривался строго определенный круг вопросов общегосударственного значения, особенно в предвоенный период, когда Политбюро рассматривало вопросы спасения страны. Это не я применил такие слова, это сказал Президент США Рузвельт в 1942 году: «Спасая свою страну, Красная Армия спасает от порабощения весь мир». В советское время даже общесоюзные нормативные акты утверждались Постановлениями ЦК КПСС и СМ СССР, т.е. на уровне ЦК, а не Политбюро. Вопрос, что делать с лагерем интернированных
поляков, не мог рассматриваться на уровне Политбюро, как говорится, «не царское это дело». И вообще, такого не могло быть,
чтобы беззаконное решение об убийстве тысяч иностранных граждан было оформлено Постановлением Политбюро, скреплено подписями Сталина и других руководителей страны, и оставлено на хранение для изучения потомками. Как писал хорошо знавший Сталина наш великий композитор Георгий Свиридов «Не надо делать из Сталина дурака. Это был человек гигантского ума.»

Как говорят, «Бумага все терпит». Но есть всеми признанный «железный» факт – поляки были убиты германскими патронами
фирмы «Геко» калибра 7,65 мм. В Красной Армии был принят меньший калибр – 7,62 мм, так что в советском оружии германские патроны не могли быть применены. И пока еще сторонники обвинения России в расстреле поляков не дали этому факту вразумительного объяснения. Это попытался сделать профессор Академии народного хозяйства при Правительстве РФ Владимир Сперанский («Аргументы и факты» №14, 2010г.).Он пишет, что у советских пистолетов ТТ при интенсивной стрельбе стало клинить затворы, поэтому приобрели немецкие пистолеты «Вальтер» модели П-38. Но это объяснение абсолютно неудовлетворительно.

Во-первых, если пистолеты ТТ не выдержали интенсивной стрельбы, то где же патроны с осечкой, гильзы, пули? Ни одного фрагмента па-тронов пистолета ТТ обнаружено не было, только немецкие патроны. Во-вторых, в Вермахте периода войны был принят единый патрон – 9 мм Парабеллум, этот патрон применялся и в солдатском пистолете «Парабеллум», и в офицерском пистолете «Вальтер» П-38 (укороченный «Парабеллум»), и в пистолетах-пулеметах МП-38 и МП-40. (Жук А.Б. Энциклопедия стрелкового оружия. Военное издательство. Москва. 2002 г. с.312, 313) Патроны калибра 7,65 мм применялись только в карманных пистолетах «покет-пистоль» для самообороны, кото-рые, конечно, ни в какое сравнение с пистолетом ТТ («русской пушкой») не шли (там же).

Вот здесь возникает вполне закономерный вопрос – откуда вообще возникла версия о расстреле польских офицеров из пистолетов, ведь в никаких опубликованных документах об этом не говорится. Речь идет о расстреле в короткое время 20-25 тыс. человек, это две полно-составных дивизии, почему же в век автоматического оружия против такой огромной массы людей стали применять пистолеты? Это совершенно немыслимо! Безусловно, было применено автоматическое оружие. А на калибр 7,65 мм был только один пистолет-пулемет германской фирмы «Фольмер-Эрма», магазин на 32 патрона, скорострельность 520 выстрелов в минуту, наименование М1941/44, использование в полиции и в специальных подразделениях армии (там же, с.639, 640, 680 – сноска 2). Модель 1941 г., модернизация 1944 г. Значит, в 1941 году этот пистолет-пулемет мог применяться германскими зондер-командами, которые и проводили расстрелы.

Из вышеизложенного вытекает, что вина России не доказана, пока действенным является лишь один «железный» факт – поляки были убиты немецкими патронами, и ничего другого не выявлено. Мы - граждане России, и как бы плохо сейчас ни было, но это наша страна, другой у нас нет, и отстаивать ее честь и достоинство до самой последней возможности - наш гражданский долг. Поэтому непонятно, почему некоторые граждане России, владеющие приведенным мною фактическим материалом, тем не менее, с усердием, достойным лучшего применения, возводят на свою страну напраслину, или, может быть, у них уже есть другая страна, а Россия нужна только как поле для зарабатывания денег?
.